Forum GenderQueer    | 18+

ресурс для гендерквиров - андрогинов, агендеров, бигендеров

Сообщения без ответов | Активные темы Текущее время: 18 ноя 2017, 22:44



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 19 ]  На страницу 1, 2  След.
 Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли 
Автор Сообщение
Основательница ресурса
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 00:38
Сообщения: 2806
Спасибо сказано: 599 раз
Спасибо получено: 694 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли
Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли.

До совсем недавнего времени американская психология стояла на позиции теории, названной Плеком (1981) теорией мужской полоролевой идентичности (MSRI). Эта теория говорит о том, что мужчины должны получить правильную полоролевую идентичность, чтобы быть психологически здоровыми. Мужчины, не демонстрировавшие соответствующих полу интересов, аттитюдов и моделей поведения, считались нуждающимися в лечении. Согласно Плеку, эта теория мужественности господствовала в психологии с 40-х до начала 70-х GG. Как пишет Плек, стержнем, вокруг которого строились исследования мужской половой роли, был вопрос: "Что заставляет мужчин быть менее мужественными и что мы можем с этим сделать?" (Pleck, 1987). Основное внимание психологов, стоявших на такой позиции, было сосредоточено на "опасностях", подстерегающих на пути достижения мужской гендерной идентичности, а именно: отсутствие мужских ролевых моделей, феминизация школьного окружения, изменения в женской роли (Pleck et al., 1993 а).

Новая парадигма, предложенная Плеком, основывается на идее о дисфункциональности и противоречивости аспектов традиционной мужской роли. Эту новую парадигму он назвал напряжение мужской гендерной роли. Например, от мужчин ожидается проявление большего контроля над чувствами, чем от женщин, мужчин часто описывают отчужденными от своих чувств; в то же время поощряется проявление злости и импульсивности, особенно в отношении других мужчин, считающееся доказательством подлинной мужественности. Противоречия выявляются и в сфере отношений мужчин друг с другом. Традиционная мужская половая роль предписывает мужчине иметь сильные эмоциональные связи с другими муж-чинами, но эти однополые связи часто принимают формы, которые ограничивают развитие более близких отношений (например, друзья занимаются спортом или разговаривают о футболе; основной формой проявления чувств у них будут взаимные поддразнивания). Традиционная гендерная роль подразумевает, что связи мужчин с другими мужчинами крепче, чем их связи с женщинами. Но о том, насколько важна нежность и эмоциональная близость между людьми, говорится лишь применительно к любовным гетеросексуальным отношениям (Pleck, 1976).

После того как устоявшееся понимание проблемы было подорвано работами Плека (1976,1981), другие психологи осознали, что помимо позитивных аспектов мужественности, таких, как настойчивость и уверенность, для каждого конкретного мужчины существуют и негативные последствия традиционной социализации. Так, Айзлер (Eisler et al, 1988) отмечает, что вместо того, чтобы быть источником идентичности, мужская гендерная роль часто оказывается причиной тревоги и напряжения. В ситуациях, когда мужчине сложно поддерживать стандарт мужской роли или когда обстоятельства требуют от него проявления женских моделей поведения (например, заботы и сопереживания), которых просто нет в его репертуаре или они есть, но запрещены мужской ролью, возникает стресс. Этот стресс Айзлер называет мужским гендерно-ролевым стрессом (МГРС). Обнаружилось, что МГРС положительно коррелирует со злостью и повышенным уровнем тревоги у мужчин.
Например, один мой друг остался без работы и семью содержит его жена. Он признался, что испытывает сильную тревогу из-за того, что не выполняет роль добытчика. По данным Заурер и Айзлер, мужчины с высоким показателем МГРС говорили, что им очень сложно проявлять нежные чувства, то есть показывали более низкий уровень вербальной и невербальной экспрессивности, чем испытуемые с низким показателем МГРС (Saurer & Eisler, 1990). Мне на ум приходит масса примеров, подтверждающих это, многими из которых я обязана своей недолгой и победной схватке с раковой опухолью. Многие из моих друзей и родственников мужского пола, узнав о болезни, явно испытывали сильное неудобство и терялись, не зная, что надо сказать или сделать. Большинство, невнятно пробормотав: "Мне очень жаль", больше никогда не возвращались к этой теме и потом явно чувствовали себя неловко в моем присутствии. Заурер и Айзлер (1990) обнаружили, что мужчины с высоким показателем МГРС менее удовлетворены и тем, как они сами получают от окружающих поддержку. Прослеживается четкая взаимосвязь: избегая выражать нежные чувства, человек снижает вероятность самому получить эмоциональную поддержку и оказать ее другим.

Мужской гендерно-ролевой стресс МГРС (Male gender role stress). Стресс, возникающий, когда мужчине трудно поддерживать стандарт традиционной мужской роли или он вынужден проявлять поведение, характерное для женской роли. Частный случай гендерно-ролевого конфликта (gender-role conflict) - психологические состояния, появляющиеся в ситуациях, когда гендерные роли оказывают негативное влияние на человека и его окружение.
Подобную идею, только более общую, выдвинул О'Нил (1990), который говорил о гендерно-ролевом конфликте - психологическом состоянии, появляющемся в ситуациях, когда ригидные, сексистские или ограничивающие гендерные роли имеют негативные последствия или оказывают негативное влияние на человека и тех, кто с ним контактирует. Например, гендерно-ролевой конфликт может возникнуть, когда мужчина ограничивает свое поведение или поведение других, исходя из традиционных гендерных ролей, когда окружающие оказывают на него давление за нарушение норм мужественности или когда он подавляет себя или окружающих из-за того, что они не стараются соответствовать роли. Гендерно-ролевой конфликт отражается как во внутриличностной, так и в межличностной сфере. У людей появляется тревожность, депрессия, снижение самооценки и стресс. В межличностной сфере страдает интимность и снижается удовлетворенность отношениями, появляются конфликты на работе, всплывают вопросы власти и контроля в паре, возникают эпизоды физического и сексуального насилия (O'Neil et al., 1995). .

О'Нил и его коллеги предложили модель гендерно-ролевого конфликта, включающую шесть паттернов:
1. Ограничение эмоциональности - трудность в выражении своих собственных эмоций или отрицание права других выражать эмоции.
2. Гомофобия - боязнь гомосексуалов, включая стереотипы о последних.
3. Социализация контроля, власти и соревнования - потребность контролировать людей и ситуации и ориентация на опережение других.
4. Ограничение сексуального поведения и демонстрации привязанности - очень ограниченное количество способов проявления сексуальности и привязанности.
5. Навязчивое стремление к соревнованию и успеху.
6. Проблемы с физическим здоровьем, возникающие из-за неправильного образа жизни.
Для измерения у мужчин глубины гендерно-ролевого конфликта и страха женственности О'Нил и его коллеги (O'Neil et al., 1986) разработали состоящую из 37 пунктов "Шкалу гендерно-ролевого конфликта" (GRCS-I). Мужчина должен отметить, насколько близки ему такие утверждения, как: "Мои победы являются показателем моей значимости и веса в обществе", "Мне трудно говорить людям о том, какие чувства они у меня вызывают", "Демонстрировать свои чувства другим мужчинам - рискованное дело", "Работа или учеба оставляют гораздо меньше времени на семью или развлечения, чем мне бы хотелось".

В целом ряде исследований шкала GRCS-I использовалась для исследования корреляции между гендерно-ролевым конфликтом и психологическим напряжением у мужчин. В этих исследованиях (Davis & Walsh, 1988; Good & Mintz, 1990; Sharpe & Heppner, 1991) обнаружилось, что ограничение эмоциональности, ограничение выражений привязанности и конфликт между работой и семейными отношениями связаны со снижением самооценки, потерей интимности в отношениях, повышенной тревожностью и депрессией.
Гендерно-ролевой конфликт был зафиксирован у молодых и старых мужчин, у чернокожих, азиатов, латиноамериканцев и белых (отчет об этих исследованиях см.: O'Neil et al., 1995). Хотя источник конфликта, по всей видимости, непостоянен и в какой-то степени меняется в зависимости от принадлежности к той или иной группе, на данный момент мы не обладаем достаточным количеством исследовательских данных, чтобы сделать какое-либо определенное заключение относительно различий между этими группами.

Источник: Меган Шон Берн "Гендерная психология"

_________________
Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое правое дело.
Все превращается в прах – и люди, и системы. Но вечен дух ненависти в борьбе за правое дело.
И благодаря ему зло на Земле не имеет конца. С тех пор, как я это понял, считаю, что стиль полемики важнее предмета полемики.
(с) Г. Померанц


17 ноя 2010, 00:46
Профиль
За это сообщение автора Лилит поблагодарили - 3:
CD_Player, SkyFlyer, Мяу
Основательница ресурса
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 00:38
Сообщения: 2806
Спасибо сказано: 599 раз
Спасибо получено: 694 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли
Мачо умирают первыми: деструктивные нормы традиционной мужественности

Исследования прошлого года  » приоткрыли истины, о которых многие уже и так подозревали: мужчины с жизненным отношением "мачо" очень неохотно обращаются за медицинской помощью, а в результате у них меньшая продолжительность жизни и больше проблем со здоровьем, чем у тех, кто придерживается менее традиционных взглядов.

Так мужчины верящие в жесткие гендерные роли (например идею о том, что женщины должны быть домохозяйками, а мужчины - работать) на 46% реже уделяли внимание необходимой медицинской профилактике.

Сегодня мы принимаем как должное то, что женщины живут дольше мужчин, забывая о том, что в досовременные времена ситуация была зачастую противоположной. Смерть во время родов была более распространенной, чем смерть мужчин во время войн. Во многих обществах вдовцов было больше, чем вдов. Вспомните о злой мачехе и отце-одиночке из сказок. Женщины стали дольше жить с развитием современной медицины и произошло это всего лишь сто лет назад.

Мужчины не умирают раньше потому, что у них более уязвимые тела. Они умирают из-за неправильного образа жизни, уходящего корнями в разрушительные правила традиционной мужественности. Того самого, что является "мужским законом":

1. Не показывать слабости;

2. Рисковать.

И хотя исследования американские, любой из нас, повспоминав жизнь своего рода может сравнить продолжительность жизни в нем мужчин и женщин. Статистика будет в основном не утешительной.

Каждый из рано ушедших мужчин сделал свой выбор. Они принимали решение идти на риск и игнорировать боль. И это согласовывалось с самим их духом. Лишь совсем не многие из них могли задавать себе вопросы. У них не было такой возможности, как у их сыновей и внуков: пересмотреть мужские мифы, настаивающие на пренебрежении здоровьем.

Конечно, нельзя предусмотреть аварий или катастроф, и даже диеты и физические упражнения, визиты к врачу не являются совершенной профилактикой преждевременной смерти. Однако они хотя бы добавляют нам шансов. И эти шансы освобождают нас от глупых мужских идеалов, позволяющих относится к телу как не поддающемуся разрушению.

Трагедия традиционной мужественности состоит в том, что все это делается во имя тех, кого она защищает и охраняет. А на самом деле оставляет беззащитными. Нельзя никого защитить если вы покинули этот мир.

Источник  »

_________________
Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое правое дело.
Все превращается в прах – и люди, и системы. Но вечен дух ненависти в борьбе за правое дело.
И благодаря ему зло на Земле не имеет конца. С тех пор, как я это понял, считаю, что стиль полемики важнее предмета полемики.
(с) Г. Померанц


19 сен 2012, 15:52
Профиль

Зарегистрирован: 02 дек 2012, 16:16
Сообщения: 239
Откуда: Тверь
Спасибо сказано: 8 раз
Спасибо получено: 23 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли
Лилит писал(а):
Мужчины не умирают раньше потому, что у них более уязвимые тела.

Противоречивая фраза, может описка? Наверно так:" Мужчины умирают раньше не потому, что у них более уязвимые тела,..."
По самой статье: гендерно-ролевой стресс может появиться из за противоположных проблем: навязывание не приятных типичных стандартов поведения, одежды, правил, традиций и понятий.


10 дек 2012, 19:56
Профиль

Зарегистрирован: 02 дек 2012, 12:05
Сообщения: 55
Спасибо сказано: 7 раз
Спасибо получено: 9 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли
Распределение "обязанностей" все равно есть и от этого сложно отвертеться. Само строение мужского тела заточено на перенесение каких-то пиковых нагрузок (выносливость в дальнем плане у женщин наверное больше), а тестостерон и все, с ним связанное, берет начало из животного мира, где самец должен воевать с другими самцами за территорию, еду и т.д., пока самка вынашивает потомство. В какой-то мере все эти животные обязанности переносятся с некоторыми видоизменениями и на человеческий вид. Вместо мяса антилопы мужчина должен приносить в нору деньги, а самцы теперь воюют за нефть и контроль над прочими ресурсами. Плюс к этому у мужчин и женщин различаются приоритеты и задачи в мышлении. Женщина сконцентрированна на решении окружающих ее мелких задач, тогда как мужчине они попросту не интересны, и ему ближе уход в более крупные и глубокие вопросы, поиск взаимосвязей базисных вещей и, соответственно, он прокладывает вектор к решению дальних задач, что требует больших усилий к их достижению подчас.
Другой вопрос, как сам мужчина воспринимает всю эту "работу", и здесь да, начинаются проблемы. Чем больше им владеют изначальные инстинкты, тем более естественной для него будет линия поведения "альфа-самца", который должен для своего выживания подавлять других самцов. Посмотрите на реакцию опубликования на каких-нибудь фишках фотографий андрогинов - там настоящая истерика и агрессия в комментариях от не слишком интеллигентных лиц (скажем так).
Но, при всем при этом, необходимо понимать и, в какой-то мере принимать ту гендерную обязанность, что дана нам при рождении (иначе человек просто перестанет воспроизводить себя при нынешнем биологическом устройстве), но можно воспринимать это как необходимую каждодневную "работу", давая себе периодически "выходные" и "уходя в отпуск". В конце концов мужчинам все равно при необходимости надо уметь брать в руки оружие или уметь забить гвоздь. Во всем остальном - я только за то, чтобы дать гораздо большую свободу в проявлении своего истинного я.
Кстати, женщины тоже способствуют выработке определенной линии поведения у мужчин ничуть не меньше. "Мужчина должен..." - знакомо, правда? Ну и часто женщина будет выбирать себе в партнеры именно агрессивного альфа-самца, что тоже подстегивает соревновательный и напряженный момент и тоже формируя своего рода "естественный отбор".

Если получилось немного сумбурно, прошу прощения. Просто размышляю на тему в единственном месте, где могу это свободно делать.


10 дек 2012, 21:03
Профиль
Site Admin
Аватара пользователя

Неведома зверушка


Зарегистрирован: 17 май 2011, 21:18
Сообщения: 3181
Откуда: Киев
Спасибо сказано: 1257 раз
Спасибо получено: 1280 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли
Мяу писал(а):
Плюс к этому у мужчин и женщин различаются приоритеты и задачи в мышлении.

Ничего у них там качественно не различается.

_________________
Goodbye to the past, hello to the future,
As the struggle continues, there's no fate...


11 дек 2012, 08:33
Профиль
За это сообщение автора Инна И. поблагодарили:
Лилит
Основательница ресурса
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 00:38
Сообщения: 2806
Спасибо сказано: 599 раз
Спасибо получено: 694 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли
Мяу писал(а):
Плюс к этому у мужчин и женщин различаются приоритеты и задачи в мышлении. Женщина сконцентрированна на решении окружающих ее мелких задач, тогда как мужчине они попросту не интересны, и ему ближе уход в более крупные и глубокие вопросы, поиск взаимосвязей базисных вещей и, соответственно, он прокладывает вектор к решению дальних задач, что требует больших усилий к их достижению подчас.


Это устаревшие теории годов так 70-х (как и представление о якобы мужчине-добытчике еды и женщине-хранительнице очага в первобытное время), сейчас уже ясно что это не так :)

_________________
Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое правое дело.
Все превращается в прах – и люди, и системы. Но вечен дух ненависти в борьбе за правое дело.
И благодаря ему зло на Земле не имеет конца. С тех пор, как я это понял, считаю, что стиль полемики важнее предмета полемики.
(с) Г. Померанц


11 дек 2012, 08:57
Профиль
За это сообщение автора Лилит поблагодарили - 2:
The Ace of Spades, Viper

Зарегистрирован: 02 дек 2012, 16:16
Сообщения: 239
Откуда: Тверь
Спасибо сказано: 8 раз
Спасибо получено: 23 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли
Прошло много времени и первобытные задачи давно не актуальны, люди намного поумнели и развили высокие технологии, нет необходимости воевать за ресурсы и выяснять кто главный и самый сильный! Соперничество, войны, насилие...происходят скорее не от голода, а от жадности, наглости и глупости! Причём эти агрессивные "самцы" (якобы настоящие мужчины) слишком много хотят богатств, возможностей и привилегий. Даже их женщины не редко страдают от таких деспотов. А выполнять разные работы, включая физические можно не имея большой мускулатуры и не обязательно одевая "мужскую" спецодежду. Мяу, фотографии андрогинов какие то не обычные? Не знаю кто там изображены.


13 дек 2012, 17:37
Профиль
За это сообщение автора Жезигё поблагодарили - 2:
Tony, Лилит

Зарегистрирован: 02 дек 2012, 12:05
Сообщения: 55
Спасибо сказано: 7 раз
Спасибо получено: 9 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли
Жезигё писал(а):
Прошло много времени и первобытные задачи давно не актуальны, люди намного поумнели и развили высокие технологии, нет необходимости воевать за ресурсы и выяснять кто главный и самый сильный! Соперничество, войны, насилие...происходят скорее не от голода, а от жадности, наглости и глупости! Причём эти агрессивные "самцы" (якобы настоящие мужчины) слишком много хотят богатств, возможностей и привилегий. Даже их женщины не редко страдают от таких деспотов. А выполнять разные работы, включая физические можно не имея большой мускулатуры и не обязательно одевая "мужскую" спецодежду. Мяу, фотографии андрогинов какие то не обычные? Не знаю кто там изображены.

Они необычны для обывателей, которые приписывают себя строго к одной гендерной роли и неспособны выйти за рамки своей гомофобии. Сразу начинаются "сжечь", "на кол", и обязательное утверждение о нетрадиционной сексуальной ориентации, хотя андрогин вполне себе может быть гетеросексуальным, так как здесь просто уход от жестко прописанных гендерных стереотипов, что затрагивает уже сферу, находящуюся часто выше сексуальных влечений. Речь о большинстве, которое живет строго по неписанным и писанным стандартам и все, не подпадающее под эти лекала, яростно отвергает, часто в агрессивной форме.

Вот, например, свеженькое с желтоватого веб-сборника для офисных:
http://fishki.net/comment.php?id=128792
Комментарии там - жесть.

Если отойти от тему чуть в сторону, то некоторый "саботаж" прописанных природой (?) генедерных ролей имеет место быть, наверное, когда андрогин не хочет "работать" мужчиной или женщиной в их стандартном исполнении, а берет от обеих начал то, что считает нужным, выбрасывая то, что таскать на себе не хочет. Но это уже немного другой вопрос, затрагивающий глубинные причины гендерных ролей человека.


13 дек 2012, 21:58
Профиль
За это сообщение автора Мяу поблагодарили:
Лилит

Зарегистрирован: 02 дек 2012, 12:05
Сообщения: 55
Спасибо сказано: 7 раз
Спасибо получено: 9 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли
Лилит писал(а):
Мяу писал(а):
Плюс к этому у мужчин и женщин различаются приоритеты и задачи в мышлении. Женщина сконцентрированна на решении окружающих ее мелких задач, тогда как мужчине они попросту не интересны, и ему ближе уход в более крупные и глубокие вопросы, поиск взаимосвязей базисных вещей и, соответственно, он прокладывает вектор к решению дальних задач, что требует больших усилий к их достижению подчас.


Это устаревшие теории годов так 70-х (как и представление о якобы мужчине-добытчике еды и женщине-хранительнице очага в первобытное время), сейчас уже ясно что это не так :)

Это ясно, к сожалению, далеко не всем.


13 дек 2012, 22:11
Профиль
За это сообщение автора Мяу поблагодарили:
estersand
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 апр 2012, 23:41
Сообщения: 248
Откуда: прованс... тьфу, провинц... тьфу, сами мы не местные
Спасибо сказано: 156 раз
Спасибо получено: 102 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли
Мяу писал(а):
Комментарии там - жесть.


Ыыыыы, мне и первых пяти хватило... Рыдаю со смеху. "Напьешься в зюзю, снимешь на вечеринке...аааа! страшно-страшно-страшно!" чегт! А не пить до скотского состояния? Не идти в постель с первым встречным? Между прочим, еще и "желаемое за действительное"... какая самоуверенность, что юноша так и побежит в постель к первому попавшемуся пьяному быдлу.

_________________
...но кто из нас знал, что он провод, пока не включили ток?


04 янв 2013, 10:11
Профиль
Аватара пользователя

дзен-панк


Зарегистрирован: 10 окт 2012, 09:25
Сообщения: 763
Спасибо сказано: 373 раз
Спасибо получено: 338 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли
Мяу писал(а):
Комментарии там - жесть.

эээ, люди, вы зачем вообще такое читаете-то :facepalm:

_________________
Lächen ohne "aber"
Lieben ohne Fragezeichen
So zu leben - das ist es wert!
Ich nehm' dich in die Arme -
Ich lass dich nicht mehr los!


04 янв 2013, 15:43
Профиль
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 апр 2012, 23:41
Сообщения: 248
Откуда: прованс... тьфу, провинц... тьфу, сами мы не местные
Спасибо сказано: 156 раз
Спасибо получено: 102 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли
Юки

Мазохизм неизжитый, походу. ((
Я ведь после такого в депру порой впадаю.

_________________
...но кто из нас знал, что он провод, пока не включили ток?


05 янв 2013, 00:15
Профиль

Зарегистрирован: 08 ноя 2010, 15:57
Сообщения: 2515
Спасибо сказано: 93 раз
Спасибо получено: 167 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли
Мяу писал(а):
Комментарии там - жесть.

Страницу этого Вани Растрепина почитайте ВК - тоже быдло по сути, но гламурное. Так что ...каждому свое.
http://vk.com/ivan_rastrepin


05 янв 2013, 12:16
Профиль
Аватара пользователя

пенсионер


Зарегистрирован: 18 май 2011, 21:43
Сообщения: 307
Откуда: Псковская Область
Спасибо сказано: 41 раз
Спасибо получено: 6 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли
Работы Шон Меган Бурн удобный инструмент.


11 янв 2013, 04:30
Профиль
Основательница ресурса
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 00:38
Сообщения: 2806
Спасибо сказано: 599 раз
Спасибо получено: 694 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Напряжение, стресс и конфликт мужской гендерной роли
Гегемонная маскулинность как фактор мужского (не)здоровья

Автор: Игорь Кон
Источник  »


— Почему Моисей 40 лет водил евреев по пустыне?
— Он не хотел спрашивать дорогу.

Американская шутка


Мужское здоровье как социальная проблема

О мужском здоровье как серьезной социальной проблеме на Западе заговорили в 1970-х годах. Разумеется, врачи обсуждали особенности мужских болезней и способов их лечения и раньше, но биомедицинская модель оставляла в тени социальные причины этой специфики, а сами «мужские» и «женские» качества казались однозначными и неизменными. Выходили на эту проблематику и демографы, которых тревожила повышенная смертность мужчин (так называемая мужская сверхсмертность).

В СССР этот вопрос первым поставил Б.Ц. Урланис в знаменитой статье «Берегите мужчин» (1968). Однако предпосылкой перехода от изучения отдельных факторов мужского нездоровья к системному анализу мужского здоровья было появление феминистских гендерных исследований (Sabo, Gordon 1995).

Вопреки распространенному в России стереотипу, что феминистки «ненавидят мужчин», именно теоретики феминизма, среди которых были и женщины, и мужчины, первыми осознали, что состояние здоровья населения имеет свой гендерный аспект, и любое неблагополучие женщин, здоровьем которых мужское общество пренебрегает, неизбежно сказывается и на здоровье мужчин.

Если традиционнные биоэволюционные теории склонны рассматривать специфические мужские и женские проблемы как фатальные и неизбежные следствия и издержки полового диморфизма, то гендерные исследования выдвигают на первый план зависимость мужского здоровья от гендерного порядка, разделения труда и власти между мужчинами и женщинмиа от того, как эти проблемы преломляются в общественной психологии и каким образом их можно изменять и корректировать. «Гендер рассматривается как ключевое влияние на структурирование рисков для мужского здоровья, того, как мужчины воспринимают и пользуются своими телами и способы психосоциальной адаптации мужчин к болезням.

Вместо того, чтобы концептуализировать мужское здоровье исключительно в терминах мужской физиологии или биологических половых различий, … вариации в состоянии мужского здоровья рассматриваются как развертывающиеся в более широких социальных, культурных и политических контекстах гендерных отношений, которые возникли исторически и в значительной мере связаны с социальным неравенством между полами и между различными слоями мужчин» (Sabo 2000). Одним из важнейших сюжетов при этом становятся особенности самой мужской психологии, проявляющие в отношении мужчин к своему телу, здоровью, болезням и безопасности.

Первоначально эти проблемы формулировалось преимущественно в общих социально-философских терминах, но скоро стали «заземляться» на конкретные данные социальной медицины, психологии и психиатрии. Констатация трудностей и противоречий мужской жизни стимулировала в 1980-90-х годов критический анализ самого канона маскулинности, нормативных представлений о том, каким должен быть «настоящий мужчина». На ранних стадиях развития «мужских исследований» озабоченность вызывала лишь недостаточная маскулинность (гипомаскулинность), мальчики, которые не сумели в положенный срок усвоить жесткие требования «мужской роли» и на всю жизнь остались неудачниками, лузерами.

С гипермаскулинностью до поры до времени все было в порядке, мужчина-мачо выглядел завидным воплощением здоровья и социального успеха. Но постепенно выяснилась проблематичность этого норматива, реализация которого связана с такими нежелательными, дисфункциональными чертами как агрессивность, эмоциональная скованность и т.п. (Кон 2008).

Уяснение того, что мужские роли включают в себя противоречащие друг другу элементы, вызвало к жизни понятия «полоролевого напряжения» и «полоролевого стресса», а после появления категории понятия гендера — гендерно-ролевого напряжения (Gender Role Strain Paradigm) (Pleck, 1981, 1995) и «гендерно-ролевого конфликта», которые не позволяют мужчине реализовать свой природный и человеческий потенциал.

Если ранняя трактовка гендерной роли/идентичности исходила из того, что мужчины и женщины имеют врожденную потребность вырабатывать специфические, часто противоположные и потому взаимодополнительные гендерные черты, то парадигма гендерно-ролевого напряжения является конструктивистской. Усвоение гендерных ролей — не инвариантный процесс, ведущий к развитию типичных для данного пола и укорененных в сознании индивида стандартных черт, а вариабельный процесс, проходящий под сильным воздействием господствующих гендерных идеологий, видоизменяющихся в зависимости от социальной среды и культурного контекста.

При этом сложились два взаимосвязанных подхода

Теория гегемонной маскулинности или маскулинной идеологии анализирует ответы на вопрос «Что значит быть мужчиной?», фиксируя внимание на закономерностях формирования и идейного обоснования гендерной стратификации, а теория гендерно-ролевого конфликта изучает процессуальную сторону дела, как именно происходит мужская гендерная социализация.

Джозеф Плек выделил 4 главных типа гендерно-ролевых конфликтов.

1. Озабоченность успехом, властью и соревнованием означает, что мужчины чувствуют себя обязанными соперничать с другими ради приобретения межличностной, финансовой или сексуальной власти и казаться успешными во всех своих делах.

2. Эмоциональный самоконтроль означает тенденцию избегать проявления эмоций и всегда выглядеть сильным и уверенным.

3. Ограничение нежности в отношениях между мужчинами заставляет их воспринимать проявления любви или эротики в мужских отношениях как угрозы или дискомфорт.

4. Конфликт между работой и семьей порождает у мужчины напряженность, когда им приходится выбирать, тратить ли больше времени на работу или на общение с семьей и близкими.

Все это имеет психологические последствия. Гендерно-ролевой конфликт отрицательно коррелирует с самоуважением, интимностью и удовлетворенностью браком и положительно коррелирует с тревожностью. мужчины переживают стресс не только когда считают себя неспособными выполнить требования своей мужской роли (например, сделать успешную карьеру или содержать семью), но если ситуация требует от них «немужского» поведения (например, сидеть дома и ухаживать за маленьким ребенком).

Проблематичны и механизмы эмоционального самоконтроля. Развитой аффективный самоконтроль всегда считался таким же необходимым свойствам «настоящего мужчины», как физическая сила и наличие «сильных чувств», вроде гнева. Но если «недосоциализированный», недовоспитанный мужчина не может адекватно контролировать свои агрессивные импульсы, то его «перевоспитанный» антипод неспособен адекватно выражать собственные чувства и страдает эмоциональной скованностью и пониженным самоуважением (Levant, 1996; Levant & Fischer, 1998, Pleck, 1995).

Больше того, избыточный уровень эмоционального самоконтроля статистически коррелирует с депрессивной симтоматикой. Психиатрический термин алекситимия (Alexithymia, от греческих слов «лексис» — слово и «тюмос» — эмоции, буквально — «без слов для эмоций»), обозначающий людей, испытывающих трудности с выражением своих чувств и эмоций и отличающихся бедным воображением, стал не только диагнозом заболевания, но и способом описания целого ряда типичных мужских проблем. Хотя людям с выраженными проявлениями алекситимии свойственно в высшей степени конкретное мышление, благодаря чему они могут казаться приспособленными к требованиям реальности, им недостает воображения, интуиции, эмпатии и направленной на удовлетворение влечений фантазии. Ориентируясь прежде всего на вещественный мир, они и к самим себе относятся как к роботам.

Возникнув на стыке социологии и психологи, гендерная проблематика скоро захватила психиатрию, которая определенно выделяет типично мужские стрессоры, стратегии преодоления (coping), паттерны психопатологии и критерии психического здоровья, но при этом подчеркивает, что ни одно из этих явлений не является исключительно мужским и не может изучаться отдельно от женских проблем (Friedrich 2003 Brooks, Good 2001), а за ней и другие медицинские науки.

Мужским здоровьем специально занимаются несколько международных профессиональных сообществ, ему посвящен ряд научно-популярных Интернет сайтов (например, www.menshealthnetwork.org ). Эти проблемы с разных сторон освещаются в междисциплинарных научных журналах «Journal of Men's Studies» (выходит с 1992); «Men and Masculinities» (выходит с 1999); «Psychology of Men and Masculinity» (выходит с 2000), «International Journal of Men's Health» (выходит с 2002), «American Journal of Men's Health» (выходит с 2007), «The Aging Male» (выходит с 1998), «Journal of Adolescent Health» и др.

Гегемонная маскулинность и маскулинная идеология

Весьма плодотворным аспектом гендерных исследования стало изучение нормативной маскулинности. Согласно теории гегемонной маскулинности, автором которой является австралийский социолог Р. Коннелл (см. Коннелл, 2000, 2001) , хотя в любом мужском сообществе существует не один, а несколько типов маскулинности, на вершине этой иерархии обычно стоит тип личности, для которой характерны утверждение мужской власти над женщинмиа и подчиненными мужчинами, культ физической силы, склонность к насилию, эмоциональная невыразительность и высокая соревновательность.

Гегемонная маскулинность — не свойство конкретного мужчины, а социокультурный определенный нормативный канон, на который мужчины и мальчики ориентируются, даже если их собственные свойства ему не соответствуют. Выработка или успешная симуляция черт гегемонной маскулинности могут способствовать социальному успеху мужчины, но одновременно создают повышенные риски, в том числе, для его здоровья. Например, мужчина, последовательно отрицающий симптомы болезни или боль, может создать себе имидж смелого и мужественного человека, но одновременно рискует превратить свои недомогания в хроническую болезнь. Теория гегемонной маскулинности широко применяется и находит эмпирическое подтверждение в гендерных исследованиях, антропологии и социальной педагогике (Connell and Messerschmidt 2005, Тартаковская 2007).

В сфере социальной психологии её дополняет, переводя некоторые её понятия в измеримые индивидуально-психологические свойства, теория традиционной маскулинной идеологии. Формирование этой парадигмы было связано с разработкой исследовательского инструментария.

Первые четыре принципа или нормы традиционной маскулинности сформулировал Роберт Брэннон (Brannon 1976):

(1) «Без бабства» (“no sissy stuff”) — мужчина должен избегать всего женственного;

(2) «Большой босс» ( “the big wheel”) — мужчина должен добиваться успеха и опережать других мужчин;

(3) «Крепкий дуб» (“the sturdy oak”) — мужчина должен быть сильным и не показывать слабость;

(4) «Задай им жару» (“give ’em hell”) — мужчина должен быть крутым и не бояться насилия.

На этой основе была создана The Brannon Masculinity Scale из 110 нормативных суждений, рассчитанных на измерение традиционной маскулинности (Brannon, & Juni. 1984). Однако некоторые её субшкалы пересекались друг с другом.

Известный американский психолог Доналд Левант с соавторами устранили это и дополнили школу новыми важными параметрами гомофобии (страх и ненависть к гомосексуалам) и принятия деперсонализированной, не связанной с партнерскими отношениями, сексуальности (non-relational sexual attitudes) . Маскулинная идеология, по Леванту, обозначает усвоенную индивидом культурную систему убеждений и установок относительно маскулинности и мужских ролей, которая побуждает человека действовать в соответствии с этими требованиями и избегать того, что ими запрещено (Levant, 1996; Thompson & Pleck, 1995).

Большинство мужчин принимают традиционное определение маскулинности. Но оно постулирует обязательную «непохожесть на женщин» и поощряют и заведомо нездоровое поведение (пьянство, неоправданный риск). Это создает у мужчин дисфункциональное напряжение, а мужчины, поведение которых отклоняется от этих норм, часто подвергаются остракизму и испытывают чувство стыда или травматическое напряжение. Большинство мужчин эти гендерно-ролевые ожидания так или иначе нарушают, но им приходится расплачиваться за это чувством своего несоответствия, самозванства.

Предназначенный для измерения маскулинной идеологии инструмент «Список мужских ролевых норм» (The Male Role Norms Inventory — MRNI) (Levant & Fischer, 1998), состоит из 57 пунктов, объединенных в 8 подшкал. Первые семь из них представляют собой разные параметры традиционной маскулинной идеологии: «Избегание женственности», «Гомофобия», «Опора на собственные силы», «Агрессия», «Достижение/статус», «Принятие безличной сексуальности » и «Эмоциональная скованность» (алекситимия). Все вместе они образуют «Тотальную традиционную шкалу». Дополнительная, восьмая субшкала из 12 пунктов измеряет нетрадиционные установки относительно маскулинности. Дополнительная специальная форма MRNI разработана для подростков.

За последние 15 лет Левант, его сотрудники и многочисленные аспиранты провели множество эмирических исследований, в том числе сравнительных, включая Китай и Россию, и получили достаточно интересные результаты (Levant and Richmond 2007). Подтвердились выводы предыдущих исследований относительно связи традиционной идеологии маскулинности с полом/гендером, расой, этничностью и социальным классом. Мужчины поддерживают эту идеологию больше, чем женщины, причём гендер — фактор более важный, чем этничность; афроамериканцы разделяют её чаще белых американцев, а испаноязычные американцы стоят посредине;. представители низших классов поддерживают эту идеологию чаще, чем более состоятельные и образованные мужчины и т.д.

Сравнение семи разных культурных групп американских мужчин азиатского происхождения показало, что они более или менее одинаково принимают традиционную идеологию маскулинности. При сравнении китайских (КНР) студентов с американскими выяснилось, что китайские мужчины и женщины принимают традиционную маскулинную идеологию больше, чем их американские сверстники. Levant, Wu, & Fischer 1996). Сходная картина обнаружилась при сравнении ценностей американских и российских студентов (Levant et al 2003): в целом китайцы, русские, пакистанцы и японцы принимают традиционную маскулинную идеологию полнее американцев.

Интересны возрастные и когортные различия: в одном исследовании сыновья оказались меньшими традиционалистами, чем отцы, что свидетельствует об ослаблении сексизма. Принятие традиционной маскулинной идеологии статистически связано также с целым рядом личных проблем, так или иначе связанных со здоровьем: нежеланием обсуждать с партнершами пользование презервативами; боязнью интимности; меньшей удовлетворенности партнерскими отношениями; более отрицательными мнениями о роли отца; отрицательным отношением к расовому многообразию и женскому равноправию; установкми, благоприятствующие сексуальному насилию; алекситимией; нежеланием обращаться за психологической помощью и т.д.

Маскулинная идеология и мужское здоровье

Социологи и психологи не сомневаются в том, что гегемонная маскулинность и традиционная маскулинная идеология отрицательно влияют как на взаимоотношения мужчин и женщин, так и на мужское здоровье. Завышенные социальные и личные притязания ( «мужчина должен быть всегда и всюду первым и главным») и установка на силовое решение конфликтов («настоящий мужчина всегда выступает с позиции силы») способствуют формированию конфликтности и агрессивности, которые зачастую не соответствуют индивидуальным психофизиологическим особенностям и возможностям реального мужчины. Это особенно болезненно проявляется в кризисных ситуациях, которых в современном быстро меняющемся мире становится все больше.

Чувство, что он не оправдывает возложенных на него надежд и ожиданий, часто порождает у мужчины синдром «несостоявшейся маскулинности», может способствовать усилению депрессивных настроений, социальной апатии, склонности к суициду, выработке стратегии «выученной беспомощности» (отказ от активной борьбы с трудностями и использование своей беспомощности в качестве средства эксплуатации других) и т.д.

Большой пласт издержек для мужского здоровья обусловлен тем, что традиционная маскулинная идеология сочетает высокие социальные притязания на власть, статус, уважение и т.д. с оправданием и поэтизацией заведомо нездорового, зато «мужского» стиля жизни, включая пьянство, курение, принятие неоправданных рисков и т.д.

Речь идет не о предположениях, а о научно доказанных фактах. Например, изучение репрезентативную национальную выборки 15-19-летних мальчиков-подростков и сравнение их нормативных представлений о маскулинности и их реального сексуального поведения показало, что маскулинная идеология значимо коррелирует с 7 видами проблемного поведения (исключение из школы, пьянство и употребление уличных наркотиков, частота задержания полицией, сексуальная активность, число гетеросексуальных партнеров за последний год и использование сексуального принуждения)

Эти формы поведения, соответствующие нормам гегемонной маскулинности, повышают риски мальчиков заразиться заболеваниями, передаваемыми половым путем (ЗППП), получить или передать ВИЧ и рано умереть в результате несчастного случая или быть убитым. Причем эти действия виктимизаруют не только мальчиков, но и женщин, которые страдают от мужского насилия, сексуальных нападений, нежелательных беременностей и ЗППП. (Pleck and Sonenstein 1994)

Связь маскулинной идеологии и мужского (не)здоровья обнаруживается не только в сфере сексуальности и специфически мужских заболеваний. Богатыри из сказки, по образу и подобию которых строится идеал «настоящего мужчины» не заботились о своем здоровье, оно предполагалось железным и данным от природы. На самом же деле традиционный стереотип «настоящего мужчины» внутренне противоречив. Ориентируя мужчину на самостоятельное преодоление стрессов и трудностей (что хорошо), он одновременно тормозит осознание и вербализацию собственных качеств, особенно тех, которые воспринимают как слабости (что плохо).

Социально-медицинские проблемы мужского здоровья неразрывно связаны с социально-педагогическими принципами воспитания мальчиков. Современная психология развития не сомневается в том, что эмоциональная закрытость и немота мальчиков, которая способствует накоплению у них психологических трудностей, во многом определяется характером их воспитания. Стремление всегда и всюду выступать с позиции силы — одна из причин подростковой культуры насилия, наркозависимости и «немотивированной» жестокости. Как выразился известный гарвардский психолог, много лет занимающийся проблемами мальчиков, Уильям Поллак, «если мальчикам не позволяют плакать слезами, некоторые из них будут плакать пулями» (Pollack 1998).

Вопреки догмам маскулинной идеологии, мальчики здоровее и счастливее, если у них есть прочный эмоциональный ресурс и доступ ко всем аспектам собственного Я, включая такие отрицательные и табуируемые эмоции как страх и тревога. Специальные программы повышения эмоциональной грамотности и культуры мальчиков помогают им обогащать свой эмоциональный словарь. Обращаясь к родителям, психологи говорят им: Позвольте мальчикам иметь внутреннюю жизнь и испытывать весь спектр человеческих эмоций, чтобы они могли лучше понять себя и общаться с другими; признайте и примите высокий уровень активности мальчиков и дайте им безопасные мальчиковые места, где они могли бы эту активность проявлять; говорите с мальчиками на их языке, уважая их гордость и маскулинность;. объясняйте мальчикам, что эмоциональная смелость — это действительно смелость и что смелость и эмпатия — источники настоящей силы в жизни; учите мальчиков тому, что есть много путей, чтобы стать мужчиной (Kindlon and Thompson, 1999).

От характера воспитания мальчиков зависит и здоровье взрослых мужчин. Не отрицая биологических факторов мужской сверхсмертности, современная наука придает важное теоретическое и практическое значение социальному определению мужской роли и маскулинности ( Addis & Cohane, 2005; Mansfield et al.2005, Бурмыкина 2006, Корхова 2000).

Социологи, психологи и медики единодушно констатируют, что мужчины везде и всюду

а) переоценивают качество своего здоровья;

б) стесняются признаться в собственной слабости;

в) не умеют и не любят просить о помощи

По данным американского Минздрава, мужчины на протяжении своей жизни реже женщин общаются с врачом, а число мужчин, которые последний раз были у врача два или больше года тому назад, вдвое превышает число женщин (DHHS, 1998). В результате мужчины часто упускают время для своевременной диагностики, и это одна из причин мужской сверхсмертности. Причем это касается практически всех заболеваний и всех категорий мужчин, особенно из бедных и менее образованных слоев населения, где стереотип «сильного мужчины» наиболее силен.

Нежелание обращаться за медицинской помощью — не только американская проблема. Английские психологи обнаружили её у молодых заключенных и воспитанников специнтернатов, а норвежские — при национальном обследовании полицейских: опрос 3,272 полицейских, результаты которого сравнивали с общенациональными данными, показал, что во всех возрастах и всех ступенях своей карьеры женщины обращаются за медицинской помощью значительно чаще, чем мужчины (Berg et al. 2006)

Эти установки — плоть от плоти гегемонной маскулинности. Хотя причинно-следственная связь явлений не вполне ясны и разные теории объясняют эти корреляции по-разному, без учета эти тенденций выработать социально эффективные и психологически адекватные способы профилактики и лечения мужских болезней невозможно.

Особенно информативны в этом плане лонгитюдные исследования. В 10-летнем лонгитюдном исследовании 313 американских мужчин, ветеранов вьетнамской войны, выяснилось, что раздражительные, депрессивные и агрессивные мужчины имеют больше шансов заболеть сердечно-сосудистыми заболеваниями и диабетом (Boyle et al, 2007). В 17-летнем когортном исследовании из 704 мужчин и 847 женщин, страдавших сердечно-сосудистой недостаточностью, с 1988 по 2005 год умерли 88 мужчин и 41 женщина.

Сами по себе эти цифры никого бы не удивили, потому что мужская смертность от коронарной недостаточности всегда бывает выше женской. Но в данном случае исследователи имели в своем распоряжении не только истории болезней, но и достаточно подробные психологические характеристики больных, включая оценку их «фемининности» и «маскулинности». После того, как были статистически взвешены такие факторы, как курение, пьянство, общий вес тела, артериальное давление, семейный доход и психологическое благополучие, оказалось, что риск смерти от коронарной недостаточности у мужчин с более высокими показателями по фемининности значительно ниже. Иными словами, мужчины с более стереотипно-маскулинным образом Я ( «крутой», «замкнутый» и т.п.) рискуют умереть от инфаркта больше, чем сравнительно «мягкие» мужчины (Hunt et al, 2007).

Конечно, вопрос о причинно-следственной связи остается открытым: жесткая маскулинная идеология может быть как одной из причин, так и следствием врожденных индивидуально-типических свойств. Тем не менее проблема существует, и хотя окончательные выводы делать преждевременно, для многих мужчин традиционная доминантная маскулинность явно не выглядит положительным фактором.

Какое отношение это имеет к России?

Как свидетельствует медицинская статистика, российские показатели мужского здоровья исключительно неблагоприятны (Кон 2007). Это касается и наркозависимости, и курения, и алкоголизма, и психических заболеваний. Вероятность умереть насильственной смертью для россиянина в 20 раз выше, чем для европейца (McKee & Shkolnikov, 2001; Chervyakov, Shkolnikov, Pridemore, & McKee, 2002). Внешние причины смертности у российских мужчин втрое выше даже, чем в Мексике и Венесуэле.

Разница в ожидаемой средней продолжительности жизни мужчин и женщин в России больше, чем в любой индустриально-развитой стране. Демографы называют это избыточной мужской сверхсмертностью и .связывают его не только с бедностью, пьянством и культурой насилия, но и с особенностями традиционной российской ментальности — нечувствительностью к факторам социального и личного риска и угрозы смерти и повышенной чувствительностью мужчин к макроэкономическому стрессу. «мужчинам больше свойственно вовлечение в политическую и экономическую сферу, где разочарование и потеря контроля над собственной судьбой могут доминировать. женщины, в силу причин экономического характера также вовлеченные в сферу общественной занятости, имеют обычно традиционный круг забот: домашнее хозяйство, семья, дети, муж, родители. Эти заботы вносят в их жизнь ощущение смысла и чувство ответственности, которые в определенной мере служат защитой от социального стресса и способны компенсировать его последствия» (Неравенство и смертность в России, с.23).

Не исключено, что оно связано и с влиянием традиционной идеологии маскулинности. В этнопсихологии давно существует мнение, что фатализм и выученная беспомощность свойственны русским мужчинам больше, чем европейцам, что может особенно остро проявляться в кризисные периоды. Достаточно масштабных исследований этого феномена никто не проводил, но несколько небольших исследований, проведенных по методике Леванта (Levant, Cuthbert, Richmond et al 2003), в частности, среди студентов Белгородского и Ульяновского университетов (Janey, Janey, Goncherova, Savchenko, 2006) подтверждают, что а) уровень традиционной маскулинной идеологии в России выше, чем в странах Запада, и б) эти установки отрицательно влияют на состояние мужского здоровья.

Когда речь заходит о таких понятиях как национальный характер или национальная ментальность, серьезные ученые очень осторожны в обобщениях. Стереотипные черты «национального характера», будь то покорность судьбе или бесшабашная удаль ( русским приписывают и то, и другое),

а) сплошь и рядом противоречат друг другу,

б) неясна их взаимовязь,

в) они никогда не распространяются на весь народ,

г) они исторически изменчивы и

д) их проявление зависит от конкретных условий.

Это верно не только теоретически. Сравнив отношение к здоровью и тяжелым заболеваниям ( раку и инфаркту) у 307 здоровых этнических немцев, переехавших из России в Германию, 300 русских, живущих в России, и контрольной группы из 100 этнических немцев, немецкие психологи нашли, что через полтора года жизни в Германии разница в установках уменьшилась, в более благоприятных социальных условиях у людей повышается оптимизм, вера в возможность выздоровления от рака и инфаркта (Kirkcaldy et al, 2007). А от общих установок зависит и связанное со здоровьем конкретное поведение — обращение к врачу, соблюдение необходимой осторожности, мер профилактики и т.п.

Понизить избыточную мужскую сверхсмертность, довести продолжительность жизни мужчин до «нормального» мирового уровня и улучшить показатели мужского здоровья можно только рациональными методами. К сожалению, популярная в России консервативная идеология, ориентированная не на адаптацию к современным условиям жизни, а на «возвращение к истокам», реставрацию идеализированного патриархально-имперского прошлого, в сочетании с негативным отношением к идее гендерного равенства, пропагандирует прямо противоположное.

Представление о мужчине как о воине, а о женщине как хранительнице домашнего очага не имеет ничего общего с современными социально-экономическими и политическими реалиями. Мужские и женские социальные роли и виды деятельности все больше утрачивают былую альтернативность, а нормативные гендерные черты перестают казаться взаимоисключающими. «Настоящий мужчина» сегодня — не только защитник отечества и вообще «силовик», но и ученый, художник, поэт-лирик и просто ласковый отец. А разные виды деятельности предполагают неодинаковые психологические свойства.

Что из этого вытекает для медицины мужского здоровья?

Простых и быстродействующих средств улучшения мужского здоровья нет и быть не может, нужна долгосрочная социальная политика и систематическая подготовка мужчин к усвоению разнообразных гендерных ролей и минимизации связанных с ними социальных и психологических рисков. её научно-теоретические предпосылки:

1) Систематическое междисциплинарное исследование маскулинности и проблем мужского здоровья, где теоретическая медицина сотрудничала бы с общественными и гуманитарными науками, включая демографию, социологию, психологию, гендерные исследования и сексологию . Заземление мужских проблем на какую-то частную медицинскую дисциплину, будь то урология или психиатрия, заведомо бесперспективно: сквозные теоретические проблемы при этом теряются, все сводится к обсуждению этиологии и лечения специфически мужских заболеваний.

2) Формирование более критического отношения к привычным стереотипам сильного мужчины-мачо. При всей их внешней привлекательности и приемлемости для массового сознания, эти образы не способствуют гармоническим и равным отношениям мужчин и женщин и усугубляют психологические трудности самих мужчин, которые все чаще обнаруживают, что важнейшие жизненные проблемы, как социальные, так и личности, с позиции силы не решаются.

3) Исходя из того, что мальчик — отец мужчины, необходимо уделять больше внимания воспитанию мальчиков в духе гендерного равенства и здорового образа жизни, причем делать это нужно с раннего детства.

4) Поскольку гендерные факторы важны для профилактики и лечения абсолютно любых заболеваний, необходимо радикальное улучшение психологической подготовки врачей всех специальностей. Без учета социальных и психологических факторов гендерного развития российское здравоохранение не станет современным и эффективным ни при каких денежных вливаниях.

Литература:

Раскрыть [+]
Бурмыкина О.Н. гендерные различия в практиках здоровья: подходы к объяснению и эмпирический анализ// Журнал исследований социальной политики, 2006, т. IX, №2, с. 101-119

Кон И.С. Мужское здоровье как глобальная проблема. Доклад на 2-й Всероссийской конференции «Мужское здоровье» Москва, 19 октября 2005// Кон И.С. Междисциплинарные исследования. социология. психология. сексология . Антропология. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2006, с.566-573

Кон И.С. мужчина в меняющемся мире. М. «Время» 2008

Коннелл Р. маскулинности и глобализация //Введение в генедерные исследования. Часть 2. Хрестоматия. СПб: Алетейя, с.251-279

Коннелл Р. Современные подходы //Хрестоматия феминистских текстов. Переводы. Под ред. Е. Здравомысловой и А. Темкиной. СПб «Дмитрий Буланин» 2000, с.251-280

Корхова И.В. гендерные аспекты здоровья. //Народонаселение. Ежеквартальный научный журнал. 2000. № 2. С. 70-79.

Неравенство и смертность в России. Московский Центр Карнеги. Коллективная монография. Под ред. В.Школьникова, Е.Андреева и Т.Малевой. М.: Сигналъ 2000

Тартаковская И. гендерная теория практик: подход Р. Коннелла // Российский гендерный порядок: социологический подход. Коллективная монография.. Отв. Редакторы Е.Здравомыслова и А. Темкина. СПб: Европейский университет 2007, с.34-55

Урланис Б. Берегите мужчин! //"Литературная газета" 26 июля 1968

Addis M.E., & Mahalik J.R. Men, masculinity, and the contexts of help seeking //American Psychologist, 2003, vol. 58, N 1, pp/ 5-14

Berg A.M. Hem E., Lau B. and Ekeberg O. Help-seeking in the Norwegian police service // J. Occup. Health, 2006, vol 48, N 3, pp. 145-153

Boyle S.H., Jackson W.G, Suarez E.C. Hostility, anger, and depression predict in-creases in C3 over a 10-year period // Brain, Behavior, and Immunity, vol 21, N 6, pp.816-823

Brannon R. The male sex role: Our culture's blueprint for manhood and what it's done for us lately // D. David & R. Brannon (Eds.), The Forty-Nine Percent Majority: The Male Sex Role Reading, MA: Addison-Wesley, 1976, pp. 1-48.

Brannon R., & Juni S. A scale for measuring attitudes about masculinity // Psychologi-cal Documents, 1984, vol. 14, N 1, pp. 6-7.

Brooks G.R., Good G.G., eds. The New Handbook of Counseling and Psychotherapy With Men: A Comprehensive Guide to Settings, Problems, and Treatment. San Fran-cisco, CA: Jossey-Bass: 2001

Chervyakov V.V., Shkolnikov V.M., Pridemore W.A., & McKee M. The changing na-ture of murder in Russia // Social Science and Medicine, 2002, vol. 55, N 10, pp. 1713-1725

Connell R.W, Messerschmidt J.W. Hegemonic masculinity: Rethinking the concept //Gender & Society, Vol. 19 No. 6, December 2005, pp 829-859

Department of Health and Human Services. Health, United States, with socioeconomic status and health chartbook. Hyattsville, MD: National Center for Health Statistics, 1998

Friedrich S. Gender issues in mental health //Gale Encyclopedia of Mental Disorders Project Editor Ellen Thackery. Farmington Hills, MI: Gale Group 2003

Hunt K., Lewars H., Emslie C., Batty G.D. Decreased risk of death from coronary heart disease amongst men with higher 'femininity' scores: a general population cohort study // International Journal of Epidemiology, 2007;vol 36, pp.612-20

Janey B. A., Janey N. V., Goncherova N., and Savchenko V. Masculinity Ideology in Russian Society: Factor Structure and Validity of the Multicultural Masculinity Ideology Scale //The Journal of Men's Studies, Jan 2006.

Kindlon D. and Thompson M. Raising Cain : Protecting the Emotional Life of Boys. NY: Bal-lantine. 1999

Kirkcaldy B.D., Siefen R.G., Merbach M., Rutow N., Brühler E., & Wittig U. A Comparison of general and illness-related locus of control in Russians, ethnic German migrants and Germans // Psychology, Health and Medicine, 2007,; vol. 12, N 3, pp.364-79

Levant R F. The new psychology of men// Professional Psychology, vol 27, 1996, pp. 259-265.

Levant R F., Richmond K A review of research on masculinity ideologies using the Male Role Norms Inventory //The Journal of Men's Studies, Volume 15, Number 2 / Spring 2007, pp 130-146

Levant R. F. & Fischer J. The Male Role Norms Inventory // C. M. Davis, W.H. Yarber, R. Bauserman, G. Schreer, & S. L. Davis (Eds.), Sexuality-Related Measures: A Compendium 2nd. Ed.,. Newbury Park, CA: Sage Publications, 1998, pp. 469-472

Levant R.F, Cuthbert A, Richmond K, Sellers A, Matveev A, Mitina O., Sokolovsky M., Heesacker M. Masculinity ideology among Russian and U.S. young men and women and its relationship to unhealthy life style habits among young Russian men //Psychology of Men & Masculinity. 2003, Vol 4, N 1, pp. 26-36

Levant R.F., Wu R., & Fischer J. Masculinity ideology: A comparison between U.S. and Chinese young men and women // Journal of Gender, Culture, and Health, 1996, vol. 1, N 3, pp. 207-220.

Mansfield A. K., Addis M. E., Mahalik J R. "Why won't he go to the doctor?": The psychology of men's help seeking //International Journal of Men's Health, May, 2003

McKee M., & Shkolnikov V.M. Understanding the toll of premature death among men in East-ern Europe // British Medical Journal, 2001, vol 323 (7320),pp. 1051-1056

Pleck J H.. The myth of masculinity Cambridge, Mass.: MIT Press, 1981

Pleck J. H. The gender role Strain_theory_(sociology)">Strain paradigm: An update // R. F. Levant & W. S. Pollack (Eds.) A new psychology of men. New York: Basic Books, 1995 pp 581-592

Pleck JH, Sonenstein FL, Ku LC. Problem behaviors and masculinity ideology in adolescent males. // Kettelhaus R, Lamb M.E., eds. Adolescent Problem Behaviors: Issues and Research. Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum, 1994, pp.22-35.

Pollack W. S. Real Boys: Rescuing Our Sons from the Myths of Boyhood. New York: Random House. 1998

Sabo D, Gordon DF, eds. Men's Health and Illness: Gender, Power and the Body. Thousand Oaks, CA: SAGE; 1995

Sabo D. Men's Health Studies: Origins and Trends // Journal of American College Health, No-vember 2000

Thompson, E. H., Jr., & Pleck J. H. Masculinity ideologies: A review of research in-strumentation on men and masculinities.// R. F. Levant & W. S. Pollack (Eds.), A New Psychology of Men. New York, NY: Basic Books, 1995, pp.129-163.

_________________
Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое правое дело.
Все превращается в прах – и люди, и системы. Но вечен дух ненависти в борьбе за правое дело.
И благодаря ему зло на Земле не имеет конца. С тех пор, как я это понял, считаю, что стиль полемики важнее предмета полемики.
(с) Г. Померанц


06 май 2013, 20:25
Профиль
За это сообщение автора Лилит поблагодарили - 2:
CD_Player, Инна И.
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 19 ]  На страницу 1, 2  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron


Мы в Контакте Мы в Facebook Мы в Живом Журнале Trans* Коалиция Общественная организация Инсайт


Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB