Forum GenderQueer    | 18+

ресурс для гендерквиров - андрогинов, агендеров, бигендеров

Сообщения без ответов | Активные темы Текущее время: 16 июл 2018, 00:21



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 
 Лукас Деркс о "Я" и идентификации 
Автор Сообщение
Команда ресурса
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 май 2011, 12:01
Сообщения: 1877
Спасибо сказано: 974 раз
Спасибо получено: 966 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Лукас Деркс о "Я" и идентификации
Я не я


источник

Некоторые определяют идентичность как «часть личности, которая является неизменной». Другие утверждают, что структура «я» неустойчива. В серии трех статей мы исследуем несколько явлений изменчивости «я». В этой первой статье мы рассмотрим идентификацию, в следующей в центре внимания будут власть и подчинение, в то время как последняя посвящена роли педагогов в развитии личности.

Идентификация

Несмотря на множество значений, которые даются этому слову, «идентификация» используется с весьма похожей коннотацией во всех популярных направлениях психологии. Этот удивительно высокий уровень согласия относительно того, что означает идентификация, наводит на мысль, что данное слово обозначает устойчивый процесс. Но каким бы прочным ни было понятие, явление само по себе едва заметно. Оно принадлежит нашему бессознательному социальному познанию, части нашего умственного аппарата, который кажется столь же влиятельным, как и иллюзорным.
Социальное познание имеет большое влияние, потому что размышления о «людях» — главная человеческая деятельность, которая управляет большей частью поведения. Но социальное познание иллюзорно потому, что какими бы занятыми социальными животными мы ни были, только незначительная часть глубинных мыслей выходит на поверхность осознания.
Недавние разработки в когнитивной лингвистике открывают окно в бессознательное человека в целом и в бессознательное социальное мышление в частности. С помощью этих идей и некоторых навыков моделирования в НЛП мы можем просветить, как рентгеновскими лучами, процесс идентификации.

Трагический пример

Представьте, что вы ребенок. Что вы сделаете у себя в уме, когда ваша мать говорит: «О мальчик мой, ты выглядишь точь-в-точь, как мой младший брат Эдди! Ну, тот, который скончался в 13 лет». И вы думаете: «Эй! Вот, вероятно, почему и моя бабуля иногда путает мое имя с Эдом». «Прости, милый, я, конечно же, имею в виду тебя! Ну, естественно, я знаю, кто ты, любовь моя!» — продолжит мать.

Теперь вы инфицированы этой идеей! Заставит ли это вас соединить себя со своим мысленным образом этого мертвого дяди? С мальчиком, с которым вы никогда и не встречались? Свяжете ли вы этот образ со своим образом? Заставит ли это вас вздрогнуть однажды, когда вы посмотрите в зеркало, чтобы столкнуться лицом к лицу с его грустным примером? И вы можете начать верить, что также разделяете некоторые личностные черты с ним. Вы начинаете фантазировать о нем. Вы даже говорите с ним. Но вы также начинаете бояться, что можете столкнуться с подобной судьбой!
И когда все это становится самореализующимся пророчеством, вы также умираете в раннем возрасте... Возможно, на ваших похоронах детский психолог объяснит вашим родственникам: «Он слишком сильно идентифицировал себя со своим умершим дядей!»

Что такое идентификация?

Интересно, насколько мое определение также удовлетворяет вашим собственным представлениям?
Идентификация — это процесс размышления о человеке X, как если бы он был другим человеком Y.
Нейтральный термин «размышление» в этом определении может меняться в своем значении — от полного убеждения человека X в том, что он является той же самой личностью, что и человек Y (на одном конце шкалы) до того, чтобы замечать некоторое сходство между X и Y (на другом конце шкалы). Кроме того, нам также необходимо отличать те случаи, когда именно сам человек X верит, что является человеком Y, от тех, в которых это уже человек Z верит, что люди X и Y являются одним и тем же.
Большинство ученых полагают, что, с одной стороны, человек может «идентифицироваться» намеренно и осознанно, или с другой — может идентифицироваться в результате бессознательной динамики. Например, когда актер в театре играет роль, это можно назвать намеренной и осознанной идентификацией; однако, когда кто-то верит, что является Иисусом Христом и, подчиняясь этой вере, действует соответствующим образом, это показывает другую сторону медали. В таком случае этот человек, вероятно, идентифицируется без намерения сделать это.
Как сознательная, так и бессознательная идентификации не проблематичны сами по себе. В действительности идентификация может быть столь же юмористической, как и болезненной. В сущности, идентификация представляется забавной, когда выглядит намеренной, и ужасно серьезной, когда не является намеренной. Ролевая игра, подражание, имитация и шутка могут быть очень веселыми; но синдром расщепления личности, нахождение во власти злых духов, подключение к «каналам» или медиумные трансы не считаются забавными.

Идентификация и обучение

Кроме всего этого, идентификация оказывается превосходным способом обучения. НЛПеры используют её, когда моделируют мастеров своего дела. Многие великие художники и ученые идентифицировалась со своими гениальными творениями и, таким образом, воспроизводили мастерство. Обучение путем влезания в чью-то шкуру известно как «обучение через идентификацию», «социальное обучение» или «обучение по модели». И большинство социологов соглашается с НЛП в том, что этот способ обучения имеет огромный потенциал. Детские психологи заметили, что дети учатся через идентификацию автоматически и в очень раннем возрасте.
Таким образом, идентификация сама по себе не является проблемой, но время от времени она может привести к очень серьезному психологическому дискомфорту. Например, если с помощью того самого социального обучения человек усваивает формы поведения, которые являются опасными. Ведь путем бессознательной идентификации люди могут получить уроки, приносящие в их жизни разрушительные последствия. Семейный терапевт Хеллингер специализировался на работе с проблемами, которые являются результатом идентификации с неправильными примерами.
Там, где многие специалисты, занимающиеся психологией развития, расценивают человеческую способность к идентификации как исключительный результат организации нашего генетического материала, другие утверждают, что этому учатся, говоря всем людям о необходимости обучения идентификации. В рамках НЛП-сообщества последнее представление является предпочтительным. Когда это то, чему можно обучиться, работа с проблемами, связанными с идентификацией (такими, как аутизм), становится реалистичной. Однако обучение клиентов, пациентов или студентов идентификации требует точного понимания входящих в нее шагов.
Если вы хотите создать полезные модели процесса идентификации, то вам нужен инструмент моделирования: набор релевантных различий, которые могут направлять ваши наблюдения. В этой статье мы будем использовать модель НЛП, названную «социальная панорама», в качестве такого инструмента.

Социальная панорама

Для того чтобы ориентироваться в социальном мире, людям нужна ментальная карта. Такой картой должно быть упрощенное изображение изменяющихся событий, которые составляют социальную жизнь. Но насколько упрощенным, обобщенным и абстрактным оно должно быть?
Слово «отношения» обозначает релевантный уровень упрощения для полезной социальной карты. «Отношения» — это обобщение ряда происходящих взаимодействий. «У меня с вами отношения» — значит, что я принес постоянство и стабильность в мои мысли относительно нашего происходящего и изменяющегося контакта. Таким образом, вопрос в том, как люди репрезентируют людей на этом уровне отношений?
За прошедшее десятилетие оказалось, что когнитивные карты, которые составляют люди, являются пространственными конструкциями (Fauconnier, 1997, 2002). То же самое касается и наших социальных карт. Они построены подобно трехмерному внутреннему пейзажу, составленному из абстрактных образов людей. Абстракция имеет такой уровень, что мы все еще можем узнавать, кого такой образ представляет.
«Я» находится в центре этой «социальной панорамы», все значимые люди проектируются на собственные позиции вокруг себя.

Точные позиции, где в чьей-то социальной панораме расположены образы других, имеют большое значение. Это подводит к принципу социальной панорамы: отношение равняется местоположению. Или более точно: качество социального отношения в большой степени определяется точкой, на которую проецируется образ человека в мысленном пространстве.
Итак, в то время как все реальные люди в мире ползают во всех направлениях, приходят и уходят, пока, в конце концов, не исчезнут. Этот внутренний пейзаж социальных образов показывает их как неизменяемые объекты, даже после их смерти.

Моделирование популяции

Исследование чего-то подобного в социальной панораме выпадает из господствующих парадигм в социальной науке. Если мы хотим ориентировать себя на его методологию, нам нужна новая концепция. Социальная панорама может рассматриваться как продукт того, что мы называем «моделированием моделей популяции». Это можно сопоставить с моделированием одного отдельно взятого профессионала, что является стандартным в НЛП. Модель популяции — это часть количественно-качественного исследования особенностей некоторой части субъективного опыта. Модель не является феноменологической, но прагматической; стремится к полезному описанию. Она не нацелена на правдоподобие, но когда модель «работает», то обязательно тяготеет к тому, чтобы отражать «действительность» (психологическую, физическую или статистическую).
В модели популяции очень мало различий, выбранных из-за того руководства, которое они предлагают во время их практического применения. Таким образом, подобная модель нацеливается не на фактическую правду, а на максимальную ориентировку в действии.
Чаще всего моделирующий популяцию начинает с гипотезы того, как эта доля опыта вообще структурируется в пределах группы. Далее она конкретизируется путем интервьюирования большого количества субъектов. Эти субъекты опрашиваются в рамках контекста применения, как во время переговоров, в рамках психотерапии или обучения.
До социальной панорамы так называемая «личная линия времени» представляла другой пример моделирования популяции. В случае с личной линией времени, гипотеза состояла в том, что люди представляют время в линейном пространстве.
После работы с этой гипотезой в течение нескольких лет исследователи смогли составить список множества культуральных и универсальных образцов того, как люди представляют время. Эта модель оказалась очень плодотворной для понимания и изменения проблем, связанных со временем, касательно планирования и мотивации.
Таким же образом мы (Derks и Ouboter) моделируем групповой опыт «окружения» с помощью гипотезы о том, что люди вообще выделяют «места», «пути» и «пространство» в своем окружении. Каждому из этих трех элементов могут быть приписаны такие свойства, как безопасность, принадлежность, достижимость, красота, спокойствие и т.д. В будущем мы надеемся использовать эту модель, чтобы облегчить дебаты вокруг окружения.

Работа с социальной панорамой

Клиническая работа с «социальной панорамой» демонстрирует потенциал этой концепции для понимания и изменения социального поведения. Социальная панорама показывает общие особенности социальных карт людей и помогает изменять эти карты с тем, чтобы изменить поведение, которое от них зависит.
Когда мы изменяем что-то в нашей социальной панораме, это немедленно изменяет включенные в нее отношения. Поскольку отношение и его репрезентация идентичны.
Когда мы думаем о человеке, это — не более чем активация нашей мысленной структуры данного человека. Другими словами, мы не можем мыслить «реальными людьми». Разум способен лишь обрабатывать социальные структуры, которые мы сами создали. НЛП базируется на предположении, что мы также не можем мыслить реальными объектами, не можем знать ничего другого, кроме наших собственных мысленных выдумок. Мы знаем лишь нашу карту, а не территорию.

Персонификации

Когда мы верим, что нечто является объектом, то автоматически приписываем ему множество таких характеристик, как местоположение, размер, форма и вес. Так, в нашем мысленном представлении объекта эти характеристики предполагаются автоматически. Если нечто не обладает одним из этих признаков, то оно уже не может быть объектом. Например, если у этого нет размера, то что же это тогда? Когда у этого нет формы, может ли нормальный человек продолжать называть это вещью? И когда это находится нигде, не имея местоположения, существует ли оно вообще? Таким образом, вещь должна где-нибудь находиться и быть чем-то.
Мы должны принять то, что считается необходимым условием в физическом мире: любой объект должен находиться в определенном месте. Это автоматически переводится и обобщается в нашу ментальную операционную систему, а также будет гарантировать то, что мы начнем создавать «объектификации»: мысленные конструкты, которые репрезентируют объекты. Для того чтобы существовать, об «объектификациях» нужно думать как о занимающих определенное место в пространстве.
Конструкты, которые репрезентируют людей (социальные объекты), мы называем «персонификациями».
Персонификации обладают всеми характеристиками, что и объектификации, так как люди тоже являются объектами. И точно так же, как и объекты, люди должны занимать некоторое местоположение для того, чтобы существовать. Но в отличие от объектов у них должны быть и некоторые дополнительные характеристики, чтобы действительно репрезентировать человека: способности, чувства, самосознание, духовные связи, намерения, убеждения и имена. Так что эти и еще многие другие характеристики должны предполагаться для того, чтобы персонифицировать репрезентацию реального человека. Если одна из этих характеристик (факторов персонификации) отсутствует в конструкте (например, нет ощущений, соответствующих данной персонификации), это «другое» расценивается как неравный вид. Другим может быть «робот», «животное», «чужой» или «гуманоид».
Умственные способности к «объектификации» и «персонификации» весьма фундаментальны. Тем не менее, они чрезвычайно сложны, и не каждый их осваивает автоматически в полной мере. Люди, которые только объектифицируют других людей, могут иногда делать это из-за своей неспособности персонифицировать их.

Смешение различных типов персонификаций

Ребенок, однажды усвоив, как персонифицировать, будет делать это автоматически. Он даже может начать персонифицировать неживые предметы и обращаться с ними так, как если бы у них были человеческие особенности. Эта «чрезмерная персонификация» попадает в категории «ложной», «метафорической» или «символической» персонификации.
Посредством превращения несоциальных вещей в социальные, люди способны применять свой социальный интеллект к несоциальным проблемам.
В модели социальной панорамы выделяют пять категорий персонификаций: персонификации других, самоперсонификации, персонификации группы, духовные персонификации и метафорические персонификации.
Идентификация является результатом смешения двух персонификаций любой категории. Например, я могу идентифицировать две персонификации других друг с другом, когда вижу свою сестру и свою мать как одно целое. Или я могу видеть последнего Папу Римского Павла как являющегося тем же, что и Бог, или группа ангелов. В таком случае, я идентифицирую духовную персонификацию и персонификации группы.
Наиболее драматическими являются смешения самоперсонификации с персонификациями других и духовными персонификациями. В первом случае «я» верю, что «я» являюсь кем-то еще. Во втором случае «я» охвачен «духом» или «богом».
В модели социальной панорамы слово «самоперсонификация» означает собственный опыт или, другими словами, ментальный конструкт образов, ощущений, звуков, которые создают идентичность.
Сходство в структуре самоперсонификации и персонификации других следует из того, как они обе развиваются. Ребенок шаг за шагом узнает, что похож на других и что принадлежит к одному и тому же виду. Таким образом, он начинает считать, что другие — точно такие же и испытают то же самое внутри себя. Практически это означает, что ребенок приписывает чувства другим, потому что сам испытывает чувства. И точно так же другим приписываются самосознание, намерения, убеждения, духовные связи и ряд других характеристик. Подобно объектификации, персонификация ощущается как часть трехмерного пространства, которая закрыта от всего остального. Но у персонификации есть направление взгляда; есть передняя и задняя части и глаза (на определенной отметке).

Идентификация в социальной панораме

В сущности, каждая персонификация занимает свое собственное уникальное место в социальной панораме, за исключением персонификаций, которые двойственно или тройственно представлены (двухпозиционные и трехпозиционные). Другое исключение — когда две персонификации расположены в одном и том же месте — общие позиции.
За десятилетие работы с моделью социальной панорамы механизм процесса идентификации постепенно раскрылся. Модель социальной панорамы позволила нам подробно описать эти механизмы. Итак, что в действительности происходит, когда человек X идентифицирует себя с человеком Y?
Как уже выше изложено, идентификация происходит не с «людьми», а с «персонификациями» людей. Таким образом, если мы видим, что человек X идентифицирует себя с кем-то, мы можем перевести это следующим образом: одна персонификация, принадлежащая человеку X, смешалась или заменилась на одну из его персонификаций других.
Смешение — познавательный лингвистический термин, используемый для описания процесса ассоциации двух мыслей в новую объединенную идею (Fouconnier, 2002). Там, где Костлер (Koestler) использовал термин «биссоциация» («bissociation»), чтобы описать тот же самый процесс смешения, НЛПеры говорят об «интеграции». Для НЛПера техника «Коллапс якорей» — аналогичный метод для смешения двух ранее несвязанных идей.

Моделирование идентификации

Клиенты в терапии — огромный источник информации об идентификации. Как консультанту мне легко спросить своих клиентов: «Где в вашем мысленном пространстве находится человек X?» Проделывание этого с тысячами доказало наличие тесной связи местоположения и идентификации.
Суть моделирования идентификации при помощи социальной панорамы может быть сформулирована как простой паттерн: идентификация означает, что две включенные в нее персонификации займут одно и то же место в мысленном пространстве. Другими словами, персонификации X и Y будут расположены в том же самом месте, что и идентификация.
Самый полный вид идентификации является результатом того, что персонификация X, полностью и навсегда объединившись с персонификацией Y, уже более не может рассматриваться отдельно сама по себе.
Иногда это также просто, как в следующем примере. Клиент жалуется на то, что навязчиво действует, как его мать, и в действительности персонификация матери расположена вокруг всего тела клиента. Или таким же способом клиент может обнаружить очень важного родственника где-нибудь у себя голове или в груди.
Но в других случаях все гораздо сложнее. Эта сложность чаще всего обуславливается тем фактом, что идентификации нет необходимости быть чем-то неизменным. И также идентификация может иногда включать в себя только некоторые части персонификаций.
Во всех более легких примерах идентификации человек осознает, что другие имеют большое влияние на его или ее идентичность и поведение. Но в этих случаях человек, тем не менее, осознает различие между собой и другим.
Иначе говоря, для того чтобы смочь испытать две персонификации раздельно, они должны, хотя бы частично, проектироваться на различные места. Чтобы испытать их как «идентичные», они должны быть в одном и том же месте. Когда они проектируется на одно и то же место, это называют «общим местоположением» в модели социальной панорамы. Общие местоположения обнаруживаются тогда, когда клиенты находят персонификации других вокруг, в пределах или частично внутри своего тела.
Когда в подобных случаях есть «ощущение себя», кинестетическая сущность идентичности, которая чаще всего обнаруживается внутри живота, человек будет убежден, что он или она является кем-то еще, что считается очень забавным, пока не включает одного из тех, кого вы любите.
В обычной жизни это означает, что актер, который полностью идентифицируется со своей ролью, считает, что его собственный опыт расположен в том же самом месте, где и персонификация персонажа, которого он изображает. Однако если он все еще знает, что он — это он сам, а не играемый им персонаж, то персонификация роли не будет включаться в его ощущение себя («его центр», как это называет опытный актер Кит Джонстоун).
Кто, как полагают, охвачен духом, может отметить, что местоположение этого духа находится в пределах его тела и также включает ощущение себя. У такого человека будет склонность к амнезии его собственной идентичности во время трансового состояния, когда им владеет дух, и он будет утверждать, что у него амнезия идентичности духа после того, как это овладение закончилось.
Итак, в сущности, идентификация возникает, когда персонификация другого проектируется на то же самое место, что и самоперсонификация. Точный способ того, как это происходит, определяет различные вариации идентификации.
Когда мы детально исследуем структуру идентификации, то видим, что она может быть очень динамичной (в том смысле, что человеку не нужно удерживать две персонификации на том же месте все время). В случае с актером вполне понятно, что он не будет постоянно поглощен своей ролью. Обычно он способен войти в нее и выйти из нее по желанию очень быстро.
Синдром расщепления личности (СРЛ), похоже, состоит из тех же самых паттернов, которые мы наблюдаем у актеров, переключающихся с роли на роль. Однако актеры поддерживают ощущение «реального» себя, в то время как человек с диагнозом СРЛ не делает этого. Актеры, подобно людям с СРЛ, окружены своими потенциальными ролями. Эти идентичности ролей нужно «надеть на себя», чтобы идентифицироваться с ними. Ощущение себя легко появляется у актера по запросу, в то время как это является невозможным для страдающего расщеплением личности.
Для того чтобы проверить эту гипотезу, стоит разобрать гораздо больше случаев. В настоящее время кажется разумным полагать, что различия между «добровольной идентификацией», наблюдаемой у актеров, и «навязчивой идентификацией», наблюдаемой у людей с расщеплением личности, отмечаются в сильной или отсутствующей кинестетике себя.

Контридентификация

Процесс, противоположный идентификации, — это контридентификация, когда человек X очень убежден в том, что он отличается от человека Y (например, сын, который не хочет походить на своего агрессивного отца). Проблемы, часто возникающие у такого человека X, вызваны его отказом от некоторых действительно необходимых ресурсов, которые он расценивает как часть человека Y. Это может лишить такого сына способности к самообороне или ассертивному поведению, поскольку если бы он так себя повел, то слишком сильно походил бы на своего отца.
Персонификации того, с кем человек контридентифицируется, достаточно часто проектируются прямо перед собой, немного выше уровня глаз человека и на расстоянии от 5 до 50 метров. Контридентифицируемая персонификация действует подобно северу в его социальном компасе. И поскольку это место находится на одной линии с тем, где должен быть собственный образ, мы часто наблюдаем, как образ себя теряет силу, так как становится запятнанным образом персонификации того, с кем человек контридентифицируется.

Вторая позиция восприятия и идентификация

Идентификация должна быть связана с понятием «вторая позиция восприятия», которое употребляется в НЛП. НЛПеры рассматривают вхождение во вторую позицию восприятия как акт понимания точки зрения другого человека: влезть в его шкуру и в то же самое время подсоединиться к его (воображаемому) субъективному опыту. НЛПеры (и их клиенты) делают это для того, чтобы получить множественный взгляд на социальные ситуации и усилить раппорт. Когда мы наблюдаем людей, входящих во вторую позицию восприятия, становится очевидным, что вовлеченная в этот процесс идентификация может в лучшем случае быть описана как минутные переходы туда-обратно к месторасположению персонификации другого. И чем ближе находится персонификация другого, тем, похоже, это легче делать.

Вхождение во вторую позицию восприятия может рассматриваться как техника или социальный навык, но это может также рассматриваться как нечто, что люди делают вынужденно, когда сталкиваются с тем, кого они считают важнее себя.
Иногда в рамках контекста НЛП-обучения мы сталкиваемся с участником, которому не хватает способности входить во вторую позицию восприятия. Большинство людей, испытывающих это затруднение, — мужчины. Женщины часто страдают от этой чрезмерной способности, а некоторым едва удается оставаться в первой позиции восприятия. Такие люди становятся консультантами, которые знают, что вы чувствуете, лучше вас самих.
Оба этих «симптома» могут иметь похожую причину: ею может быть слабость собственного опыта. В следующей статье мы подробно рассмотрим эти феномены.

Заключение


Идентификация вытекает из двух персонификаций, расположенных на одном и том же месте в чьей-либо социальной панораме. Выражение «влезть в чью-то шкуру» следует рассматривать не как метафору социального навыка, а как близкое описание общего местоположения в воображении. Когда мы пользуемся второй позицией восприятия, оказывается чрезвычайно полезным, чтобы человек в действительности стоял или сидел на том же самом месте в комнате, куда проектируется образ другого. Это, возможно, показывает, как вхождение в чью-то позицию можно тренировать и улучшать.
В следующей статье мы рассмотрим, как идентификация связана с властью. Человек, чей собственный образ является слишком маленьким по сравнению с тем, как он видит других в своей социальной панораме, является уязвимым в том, что может быть захваченным персонификациями других.

Лукас Деркс


Последний раз редактировалось Yanus 20 окт 2013, 11:56, всего редактировалось 1 раз.



20 окт 2013, 11:16
Профиль
За это сообщение автора Yanus поблагодарили:
Инна И.
Команда ресурса
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 май 2011, 12:01
Сообщения: 1877
Спасибо сказано: 974 раз
Спасибо получено: 966 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Лукас Деркс о "Я" и идентификации
Кем ты себя считаешь!


источник
Идентификация может быть столь же забавной, сколько и трагичной, но также она является прекрасным способом обучения. В первой статье из трех мы исследовали явление идентификации при помощи модели социальной панорамы. Мы поняли, что идентификация образуется из двух персонификаций, расположенных в одном и том же месте.

Проблемная идентификация часто совпадает со слабым представлением себя. Человек, чей собственный образ является слишком маленьким по сравнению с тем, как он видит других в своей социальной панораме, является уязвимым и может быть захвачен другими персонификациями. Этот же механизм срабатывает, когда дело доходит до конфронтации с непререкаемым авторитетом.

НЛП в тайне

Вчера у меня был клиент, которого беспокоил образ его яростного отца. Из-за этого он тайно прошел несколько курсов НЛП, поскольку боялся, что его папа разозлится, если узнает об этом. «Да, — сказал он очень уверенно, — мой отец убил бы меня за это, потому что НЛП неясное, немужское и даже оккультное».

Я был очень удивлен, услышав такую историю от человека 28 лет, у которого была собственная квартира, и он сам обеспечивал себя в течение долгого времени. Однако, суммируя опыт работы с социальной панорамой в течение десяти лет или около того, я мог быть очень уверен в этом случае: здесь я столкнулся с так называемой «доминирующей персонификацией».

Было довольно легко проверить мое предположение. Мне стоило только предложить моему клиенту представить его отца в ярости и испытать то чувство, которое соответствовало этому, и затем спросить: «Где вы ощущаете вашего отца? Какого он размера?» Его ответ был быстрым: образ его разъяренного отца был расположен в 20 сантиметрах прямо перед ним и размером он был на 30 сантиметров выше клиента. Так что здесь я встретил человека, который жил свою жизнь с разъяренным гигантом в качестве своего самого близкого спутника, и этот гигант блокировал его мнение относительно всего, включая симпатичных женщин.

Но это не было полной картиной, поскольку доминирующие персонификации являются доминирующими только относительно чьего-то образа. Так что я попросил моего клиента определить также местонахождение его собственного образа. Он находился в 5 метрах от него и был при этом довольно маленьким. И снова я увидел знакомый паттерн: доминирующие другие проектируется ближе, выше и более выразительно, чем собственный образ человека. Когда это так, собственный опыт подавляется опытом другого человека.

Идентификация и доминирование

В первой статье я говорил об «идентификации». Там я сформулировал, что идентификация происходит от двух персонификаций, ощущаемых в одном и том же месте, — так же, как персонификация матери ощущается внутри тела ее ребенка.

В этой статье мы исследуем явления, связанные с идентификацией, но при которых беспокоящие персонификации расположены вне тела. В приведенном выше примере так называемая «доминирующая персонификация» является большой и близко расположенной, в то время как персонификации авторитетов также имеют тенденцию быть большими, но проектируются дальше от себя.

Хотя оба типа персонификаций проектируются за границами тела, они, тем не менее, могут «навещать» тело человека, или человек может «наведываться» к ним. Идентификация с этими огромными персонификациями приводит к тому, что человек «подавляется» ими. И тогда происходит смешение себя и этих выразительных персонификаций.

Когда такая идентификация с доминирующей персонификацией становится постоянной, жертва превращается в кого-то другого. Все известные поразительные примеры радикального и устойчивого изменения идентичности имеют, вероятно, этот природу. Большинство примеров найдено в психиатрических исследованиях и отчетах о внезапных превращениях религиозного характера и им подобных изменениях. Многие случаи «реакции бегства», «вселения сатаны» и «оборотней», вероятно, связаны с заменой собственной, уже слабой, по сравнению с доминирующей, персонификацией.

Во всех экзотических случаях есть нечто общее — определенная часть необратимости (собственное «Я» заменяется на дни, недели или годы). И это собственное «Я» может даже вообще никогда не вернуться.

Типичные проблемы с авторитетом

В этой статье мы сосредоточимся на более прозаической версии того же самого механизма. Многие люди жалуются на то, что теряют себя из-за конфронтаций с людьми, наделенными властью. Следующее из этого поведение характеризуется как «острое подчинение».

Острое подчинение тесно связано с идентификацией, однако человек не будет в действительности считать, что он или она — это кто-то другой, хотя и может забыть на некоторое время, кто он. Опыт острого подчинения обычно сопутствует человеку, испытывающему застенчивость, человеку, теряющему самоопределение, человеку, начинающему повиноваться против собственных намерений, человеку со всеми поведенческими признаками, которые соответствуют вхождению во вторую позицию восприятия.

Состояние острого подчинения, как правило, вызывается страхом. Многие люди знакомы с этим состоянием, но весьма часто оно воспринимается как нечто само собой разумеющееся, но принимается, так как оно просто происходит. И хотя острое подчинение —широко распространенное явление, оно, похоже, не является всеобщим, потому что некоторые люди никогда не испытывали его. И люди, которые с ним не знакомы, кажутся нечувствительными к власти. Это провоцирует предположить, что реакции покорности нужно где-то научиться.

С психобиологической точки зрения острое подчинение появляется как следствие психологических механизмов, которые управляют защитой статуса, поскольку они обнаруживаются у большинства видов, включая и нас самих. В момент острого подчинения статусные различия становятся очень явными, и в полной силе ощущается социальная власть. Волки поджимают свой хвост, слоны отступают и т.д. Благодаря этим процессам авторитеты у животных и у людей могут побуждать других к подчинению и повиновению. Они являются частью глубинной структуры общества.

«Острое подчинение» признается настолько «естественным» явлением, что лишь немногие социальные психологи исследовали его. И когда это делаем мы, главный вопрос таков: «Как человек X может вести себя, когда человек Y кажется ему более важным?»

Социальный психологический закон

Наблюдение множества людей, подавленных социальной властью персонификации другого, привело к формулировке так называемого «закона доминирующей персонификации». Этот закон гласит, что всякий раз, когда персонификация X представлена более выразительно (в субмодальностях), чем самоперсонификация, идентификация с персонификацией X неизбежна.

Только, размещая персонификацию X на некотором расстоянии или увеличивая размер собственного образа, можно предотвратить потерю себя. В противном случае идентификация будет существовать и поддерживаться как слабая до тех пор, пока внимание не сможет переместиться на что-то иное, чем персонификация X.

Внезапный переход во вторую позицию восприятия при остром подчинении гарантирует, что человек сосредоточится на потребностях, ценностях и запросах доминирующей персонификации. И этот человек будет также беспокоиться о том, как он или она воспринимаются персонификацией X; другими словами, он или она создадут вторую позицию восприятия образа себя. «Что это авторитетное лицо думает обо мне?! Что ему нужно от меня? Что я могу сделать для того, чтобы ему угодить?»

Человек, подавленный социальной властью, припишет это качествам авторитетной личности, а не, как правило, своим собственным структурам. Такой человек может верить, что это все вызвано силой и суверенитетом лидера, что он — человек с большим авторитетным влиянием.

Проблемы с властью существуют только из-за этой критически важной неверной атрибуции. Связывая локус контроля с властью, подчиняющийся человек не будет начинать изменять социальные образы по собственной инициативе. Структуры власти в обществе останутся неповрежденными из-за того факта, что человек не осознает свой собственный вклад в их создание.

Социальное познание близко к абсолютному бессознательному, поэтому мы не знаем, что мы сами подготовили себя к тому, чтобы подчиниться, помещая другого в высокое и центральное место в нашей социальной панораме.

Психолог может побудить исправить это, направляя клиента к осознанию того, что он является жертвой только своих собственных социальных структур, и показать ему, что эти структуры легко изменить и что это полностью во власти клиента.

Авторитеты, которые теряют свою власть, демонстрируют, насколько быстро доминирующая персонификация может быть преобразована во что-то, имеющее меньшее влияние. Когда президент теряет лицо, его не переизбирают или не привлекают к ответственности в порядке импичмента и не удаляют из офиса. Людям свойственно немедленно исправлять свои образы.

Что произошло с образом Гора после того, как он проиграл на президентских выборах?

Но некоторым людям не нужен психолог для того, чтобы признать свою собственную роль в создании авторитета, и они могут отметить: «Я знаю, что это я тот, кто сделал этот авторитет намного важнее, чем я сам. Я — жертва моего собственного восхищения, обожествления и страха».

Безопасное хранение

Когда мы ищем места расположения авторитетов в социальной панораме, то достаточно часто обнаруживаем их спрятавшимися в дальних местах, но это весьма высокие проекции. Они часто хранятся на расстоянии, но на них все еще приходится смотреть снизу вверх. Сохраняя расстояние, люди предохраняют себя от идентифицирования. Сохранение расстояния защищает от доминирования. Мысленное расстояние, которое каждому необходимо пройти до персонификации, является определяющим в том, с какой легкостью может произойти идентификация.

Влияние возрастает, когда персонификация приближается.

Однако отдаленные авторитеты, расположенные высоко, все еще имеют власть. Высокий уровень расположения их глаз указывает на их потенциальную власть. Этот потенциал обретает свое полное влияние, когда реальная плоть и кровь авторитета запускают его.

Когда человек внезапно близко сталкивается с реальным авторитетом из плоти и крови, который репрезентируется далеко, но высоко, может мгновенно произойти острое подчинение.

Часто это самые ужасные случаи острого подчинения. Люди жалуются, что они «поражены властью другого» (например, как не объявленный заранее к вам домой визит королевы). Этот опыт подобен столкновению с кем-то, в кого вы были безумно влюблены, никогда даже не дав понять ему это. И однажды этот человек появляется и говорит: «Сегодня вечером в моем родном городе вечеринка. Хочешь присоединяться ко мне? Ты можешь остаться переночевать, если хочешь».

Широкое распространение и универсальная природа этих типов «пугающих явлений» предлагают некоторые базовые социально-познавательные механизмы в работе. Чтобы понять их, нам нужно еще лучше разобраться с ролью собственного опыта.

Образ себя в действии

Модель социальной панорамы сталкивает нас со способом, которым люди структурируют свое знание о том, кто они. Следуя НЛП и другим психологическим традициям, мы можем назвать эту часть их «идентичностью». В явлении острого подчинения мы видим неоднородность идентичности. Люди уже не те, кем были прежде, их идентичность заменяется на другую идентичность. Из уверенного в себе человек может превратиться в зависимого, из экспрессивного он может измениться в очень застенчивого. И если авторитет кричит на него: «Да, черт возьми, кем ты себя вообразил!» — человек может этого уже и не знать.

Так что структура идентичности должна содержать ключ к острому подчинению. Эта структура кажется очень сложной, когда исследуется на уровне ее содержания. Но как только мы смотрим на пространственные элементы, из которых она состоит, вещи становятся намного проще. Фактически идентичность управляется двумя пространственными элементами: ощущением себя и образом себя (кинестетическим и визуальным компонентами). Оба этих элемента могут быть расположены в различных местах в мысленном пространстве, однако время от времени они могут соединяться в одном и том же месте. Связь между ощущением себя и образом себя называют «собственной связью». Без такой связи «образ себя» является всего лишь «своим изображением». Чтобы хорошо действовать, образ себя должен быть связан с кинестетической частью себя и предпочтительно находиться спереди.

У большинства людей ощущение себя обнаруживается в пределах тела — очень часто в груди или животе. Расстояние от ощущения себя до образа себя может широко варьироваться, и это расстояние является очень значимым для собственного опыта. Когда ощущение и образ находятся далеко друг от друга, то собственный опыт слаб — и тогда трудно поддерживать собственную позицию в беседе.

Помимо этого расстояния между ощущением себя и образом себя, большое влияние на уверенность в себе и собственную силу имеют также размер и яркость образа себя.

Образ себя отображает человека тем же самым способом, каким он или она видит других снаружи и на расстоянии. Только так образ себя может выполнять свою задачу: сообщать человеку о том, кем он или она является среди других. Образ себя позволяет сравнивать себя с другими и делать выводы о роли и положении в социальной жизни.

Как следствие любая неясность в образе себя приводит к ослаблению самосознания. Когда образ себя тусклый, человек также будет тусклым и будет демонстрировать малую личную силу.

Авторитеты размывают образ себя

Итак, что мы находим при систематическом подходе, когда человек страдает от авторитетных лиц? Только то, что в своих социальных панорамах люди репрезентируют авторитетных лиц более выразительно, чем самих себя. Это приводит к ощущению потери себя и к поведению подчинения. В любом случае, человек сообщит о том, что он занят запросами, эмоциями, ценностями и убеждениями авторитетного лица. И также он чаще всего меняет первую позицию восприятия образа себя на вторую позицию восприятия образа себя: он смотрит на себя так, как думает, его видит авторитетное лицо. В результате он начинает играть роль, которую, по его мнению, он должен играть, так как этого хочет авторитет.

Люди, которые не способны к вхождению во вторую позицию восприятия, не склонны быть захвачены чьей-либо властью. Но только меньшинство населения ограничено подобным образом, и большинство из них — мужчины. Такие мужчины, которые не способны переходить во вторую позицию восприятия, часто ошибочно считаются очень сильными лидерами. Они способны оставаться независимыми от социального статуса других. Выше сказанное может объяснить биологическим психологам, почему аутизм воспроизводится в пределах человеческого населения: некоторая доля аутизма действует как определенное лидерство. Это также может дать ключ к тому, почему мужчины вообще являются доминирующими по отношению к женщинам. Женщины, похоже, становятся жертвами своих же собственных превосходных социальных навыков. Способность входить во вторую позицию восприятия может быть благословением и проклятием в одно и то же время.

Заключение

Динамика персонификации, включающая доминирование и подчинение, является поразительно систематической. НЛПер, который учится обращаться с этим, получит великолепный инструмент для наделения людей силой. Однако, когда каждый начнет делать это в более широком масштабе, это разрушит привычные структуры власти в обществе. Придем ли мы к анархии? Или это будет большим освобождением? Кто может сказать?

Лукас Деркс


Последний раз редактировалось Yanus 20 окт 2013, 11:42, всего редактировалось 1 раз.



20 окт 2013, 11:28
Профиль
Команда ресурса
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 май 2011, 12:01
Сообщения: 1877
Спасибо сказано: 974 раз
Спасибо получено: 966 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Лукас Деркс о "Я" и идентификации
Заточен, чтобы быть кем-то еще


источник
В первой статье из серии трех идентификация рассматривалась как порождение двух персонификаций, находящихся в одном и том же месте социальной панорамы. Вторая статья связала идентификацию с влиянием авторитета. Было дано объяснение, как персонификации в доминирующих позициях могут блокировать восприятие себя. В результате можно потерять самостоятельность, подчиняясь в конечном счете. Качество и положение образа себя является чрезвычайно значимыми для того влияния, которое могут оказать на человека доминирующие персонификации. И то, какое значение это имеет в обучении, является центральной темой этой третьей статьи. Если обучение через идентификацию столь же эффективно, как и большинство других обучающих подходов, то какие условия должны выполняться, чтобы оно сработало?

Тренеры в слезах

Представьте, что вы тренер НЛП и только что провели превосходную демонстрацию «переговоров между частями». То, что вы сделали, оказало сильное воздействие на клиента на демонстрации, который решил конфликт, длящийся с детства. Он выглядел очень довольным, со слезами счастья и внутреннего умиротворения... Вы как тренер показали все шаги в правильном порядке и также объяснили их значение и использование. Короче говоря, отличная работа.

Ваши ученики отправляются выполнять данную технику при помощи точного раздаточного материала. И после того, как вы выпили кофе, наступает время, когда вы видите их успехи.

Первая пара, которую вы видите, говорит, что они еще не начинали делать упражнение, потому что сначала им нужно поговорить о кое-чем «личном». Затем вы являетесь свидетелем выполнения упражнения другой парой, но трудно понять, какой шаг они осуществляют. «Мы делаем это по-своему», — объясняют они и продолжают, не обращая на вас никакого внимания. К вашему удивлению, вы обнаруживаете другую пару, вовлеченную в то, что они называют «работой энергии», потому что посчитали это более подходящим для данной проблемы. К счастью, вы находите некоторое облегчение с двойкой, которая действительно использует два места в качестве пространственных якорей для частей. Однако НЛПер спорит с частями, стараясь убедить их подчиниться. Вы пробуете вмешаться, но, кажется, что у учеников есть только обрывочные воспоминания о том, что вы только что демонстрировали. И кажется бесполезным обращаться к вашей демонстрации. В баре вы встречаете остаток группы, где они обсуждают, подходит ли вообще НЛП для работы с такими «реальными» проблемами, как курение... И у вас наворачиваются слезы! Как такое возможно, чтобы прекрасный поведенческий пример, который вы только что представили, прошел впустую?

Идентификация с родителями

Эмбрион разделяет свое местоположение со своей матерью; и некоторые психологи утверждают, что матка — это колыбель навыков идентификации. Однако не все млекопитающие столь же преуспели в идентификации, как люди. Это доказывает, что пребывание в матке — еще недостаточное условие для получения навыков идентификации. И также у людей мы наблюдаем большое разнообразие в мастерстве влезания в чужую шкуру.

В некоторых современных теориях социального обучения (обучения через идентификацию) предлагается, что «объединенное внимание» является предшественником идентификации. Раз это верно, то родители должны сначала поймать и направить внимание своего ребенка. Как только ребенок способен сосредотачиваться, родители могут присоединиться к нему, обращая внимание на ту же вещь. Объединенное внимание включает в себя разговор с ребенком, когда вы при этом пристально смотрите на игрушку до тех пор, пока ребенок также не посмотрит на нее. Так ребенок научится осознавать то, что он видит, слышит и чувствует то же самое, что и его родители. Тесный физический контакт будет гарантией того, что ребенок испытывает также и некоторые эмоции родителей, что будет затем подкрепляться родителями частой корректировкой настроения своего ребенка.

Следующая стадия — это интернализация этого процесса; ребенок знает, что родитель думает о тех же самых вещах и действительно испытывает аналогичные чувства. Регулярно и в течение некоторого периода времени, получая этот опыт, ребенок становится более независимым в наслаждении объединенным вниманием; и даже когда родитель фактически смотрит в другое место, ребенок может ощутить их единство. Шаг к ощущению объединенного местоположения с родителем может быть следствием того, что у ребенка есть дефект границы собственного я.

В этом дефекте нет ничего особенного, так как определение самого себя не всегда настолько четкое; и особенно во время периодов расслабления может иметь неопределенные контуры у любого человека, в любом возрасте. Когда мы мечтательны и сонливы, все наши представления о границах становятся подвижнее, и в таком состоянии смешение себя с другими не так маловероятно.

В расслабленном состоянии процесса мышления ребенок обучается объединять свое представление себя с родительской персонификацией в том же месте в своем мысленном пространстве. Этот процесс обучения может в итоге превратиться в навык идентификации, который позволит ребенку перемещаться во вторую позицию восприятия и обратно.

Однако это представление о формировании навыков идентификации разделяется не всеми. Исследователь Томазелло, который фактически разработал концепцию «объединенного внимания», считает идентификацию врожденной человеческой способностью и полагает, что объединенное внимание, в свою очередь, является продуктом уже существующих навыков идентификации. Его выводы базируются на подробном сравнительном исследовании приматов; однако я представляю себе это иначе. В моем понимании, идентификации обучаются, и это обучение может начинаться с близкого общения с родителями. На коленях матери вы испытываете почти то же самое, что и она, особенно когда вы дремлете в промежутках между ее объединенным с вами вниманием. Идентификация с ней — это всего лишь маленький когнитивный шаг, единожды освоив который, вы можете делить местоположения с любой персонификацией в вашей социальной панораме. И это совместное использование может начаться всего лишь с простой неспособности разделять собственные и материнские переживания во время сонливости. Тот факт, что это смешение двух различных сфер опыта оказывается более легким для девочек, чем для мальчиков, указывает на причастность некоторых генетических компонентов. Некоторые возлагают ответственность за это на гормональные различия — позиция, которую легко защитить: еще в утробе девочки совместно используют (половые) гормоны своей матери и больше походят на мать, чем мальчики. Каким бы существенным этот факт не был, мы можем быть уверенны, что, в общем, мальчики преуспевают в объектификации, в то время как девочки превосходят их в навыках персонификации. Эти маленькие чемпионы станут мастерами в угадывании того, что другие думают и чувствуют.

Очень вероятно, что на более поздних стадиях развития дети со слабым образом себя будут чаще идентифицироваться с другими. Поскольку они автоматически идентифицируются со всеми доминирующими персонификациями (из-за «закона доминирующей персонификации», о котором написано во второй статье из этой серии).

Когда вы еще маленький, ваша семья состоит из множества людей, имеющих над вами власть. И поскольку в таком окружении может быть сложно сохранять границы собственного я, вы автоматически идентифицируете себя со своими родственниками. Это приводит к обучению через идентификацию, которое в значительной мере помогает вам строить свою личность. Вы бессознательно впитываете примеры, предлагаемые вашими близкими родственниками во время длительного и повторяющегося процесса воздействия.

Стадии обучения через идентификацию

Резюмируя вышесказанное, мы можем говорить о том, что идентификация с родителями в значительной степени является автоматической. И обучение копированию их поведения происходит без выбора ребенка делать это. В начале может быть необходимость в непосредственном контакте, позже это происходит без него, и ребенок будет способен учиться, только наблюдая за своими родителями или кем-нибудь еще. Для того чтобы быть эффективным, необходимо мысленно сохранять наблюдаемые примеры и быть способным идентифицироваться с ними тут же или некоторое время спустя. Так что это двойной процесс, в котором, как только пример запоминается, он может быть использован в любое время для того, чтобы войти в него.

Часто ребенок вынужден применить один из своих предварительно сохраненных поведенческих примеров, когда жизнь бросает ему вызов сделать это в реальности или в игре.

Различие между моментом сохранения и моментом идентификации очень полезено для понимания того, что является критическим в обучении через идентификацию. В реальной жизни может быть сложно увидеть различие между этими стадиями, особенно когда кто-то идентифицируется с моделью в то же самое время, когда предлагается поведенческий пример. Подобно такой ситуации, когда вы входите в своего учителя музыки в тот момент, когда он играет для вас.

Способы обучения

Обучая тренеров в Институте эклектической психологии (IEP – Institute for Ecletic Psychology) в Нидерландах, мы выделяем четыре способа обучения деятельности. Эти способы смоделированы при наблюдении обучающихся тогда, когда они сидят в аудитории и слушают преподавателя. Первый способ обучения включает в себя (1) «попытку запомнить сказанное преподавателем». Это то, что студенты часто тщетно пытаются сделать, конспектируя и репетируя про себя. Это очень осознанная деятельность, и многие педагоги действительно полагают, что эта подмена является «реальным» актом обучения. Другой способ обучения (2) — «делать выводы». Студенты создают обобщения о том, что происходит во время и вокруг процесса обучения. Эти обобщения могут превратиться в новые убеждения. Делать выводы — также в значительной степени осознанная деятельность. Преподаватели часто пробуют навязывать студентам свои собственные заключения, но без особого успеха. Студенты делают свои собственные выводы, однако вы как преподаватель пробуете влиять на них.

Два других способа включают в себя следующее: (3) «реструктурирование более раннего опыта» и (4) «обучение через идентификацию».

Когда студенты слушают преподавателя, это имеет смысл, только если слова связаны с опытом, иначе это — просто обмен бессмысленными звуками. Этот семантический процесс обязательно включает в себя активацию опыта, который студенты предварительно сохранили в памяти. Студенты основываются на своем собственном опыте, в то время как преподаватель говорит.

Категории ресурсов

В повседневном НЛП мы выделяем четыре (снова четыре!) категории внутренних источников (ресурсов), к которым человек может обращаться, чтобы решать поведенческие проблемы. Эти источники пересекаются с «реструктурированием более раннего опыта» (3-й способ обучения) и с «обучением через идентификацию» (4-й способ). Таким образом, два из этих четырех названных выше способов связаны со следующими категориями источников:

1) Я сделал это сам: текущие воспоминания о себе.

2) Я могу представить себя, делающим это: фантазии о себе.

3) Я видел других, делавших это: воспоминания о наблюдениях за другими.

4) Я могу представить других, делающих это: фантазии о других.

В категориях 1) и 2) человек обращается к собственному опыту, в первом случае — к тому, что было сделано в действительности, в то время как во втором — к продукту воображения. В категориях 3) и 4) поведенческие примеры заимствованы из наблюдений за другими. При этом категория 3) состоит из фактических наблюдений, в то время как 4) содержит воображаемые наблюдения.

Категория 3) — прототип обучения идентификации. Воображаемые примеры категории 4) могут работать аналогичным образом, но только потребуется намного больше творчества для того, чтобы обучаться этим способом. Эта матрица состоит из классических переменных, «память и конструкт» и «я/сам и другой».

В обучении через идентификацию содержание категорий 4) или 3) переходит к категории 2), чтобы, в конце концов, стать категорией 1).

В целом, чтобы дать человеку возможность обучаться через идентификацию, он должен сначала сохранить пример и затем войти в него. Сохранение — легкая часть процесса. Мы должны принять из практики НЛП, что люди хранят множество поведенческих примеров и идентифицируются только с их ограниченным числом. Все мы вмещаем в себя огромный потенциал еще не использованных поведенческих примеров.

Мы можем утверждать, что обе составляющие — сохранение и идентификация — зависят от отношений с моделью.

Для того чтобы произошло сохранение, нужно, по крайней мере, обратить внимание на образец для подражания. Но в процессе идентификации задействовано больше мысленного усилия, и, следовательно, уровень мотивации должен быть намного выше для того, чтобы осуществить ее.

В оставшейся части этой статьи мы проанализируем реляционные факторы, которые, похоже, определяют, будет ли человек только сохранять примеры или также и идентифицироваться с ними. И эти критические реляционные переменные будут описаны с помощью модели социальной панорамы.

Преподаватели в социальной панораме

В большинстве НЛП-тренингов по обучению тренеров установление и поддержание раппорта с участниками считается очень важным. Акцент на отношениях в НЛП-тренингах обосновывается некоторыми логическими допущениями. Большинство НЛПеров предполагают, что если тренер не установит раппорт, то никто не обратит внимание на то, что он говорит, и как следствие не будет и обучения. Исторически в сфере образования в значительной степени пренебрегают важной ролью отношений между студентом и преподавателем. Известный факт, что в большинстве школьных систем вполне нормально, когда ученики занимаются у учителей, которые им не нравятся. Многие люди, похоже, считают, что нравится ученику учитель или нет — это несущественно для результатов обучения. Некоторые даже убеждены, что жесткий подход авторитарного преподавателя работает лучше всего. Для способов обучения 1) и 2) это может быть верным, но для того, чтобы обучаться через идентификацию, — это не так. Поскольку ученик едва ли идентифицируется с преподавателем, который ему не нравится. Когда преподаватель отвергается как человек, идентификация будет невозможна, и сам способ обучения через идентификацию будет бесполезен.

Чтобы быть системным, говоря об этом, я опишу отношения студент-преподаватель в (снова!!!) четырех основных плоскостях:

1. Эмоциональное отношение студента к преподавателю.

Переменные: позитивное или негативное.

2. Доминирование персонификации преподавателя в социальной панораме студента.

Переменные: доминирующий или незначащий.

3. Сила студенческого ощущения себя в ситуациях обучения.

Переменные: сильный или слабый.

4. Расстояние между персонификациями студента и его преподавателя.

Переменные: рядом или далеко.

Эти восемь переменных образуют матрицу, которая, конечно, слишком упрощает психологическую действительность. Однако эта простота позволяет нам понять некоторую очень важную вещь об обучении. Это поможет нам, НЛП-тренерам и педагогам, вообще меньше огорчаться.

Эмоциональное отношение

Когда студенту нравится его преподаватель, ничто не будет препятствовать идентификации с его примерами. НЛП-тренер, который нравится участникам, тут же увидит свой демонстрационный пример воспроизведенным в том, как они выполняют упражнение. Но если студентам не нравится их преподаватель, они не будут следовать за его примером. Они не хотят походить на него или ее, и они будут защищать себя от его поведенческих примеров. Они даже могут контридентифицироваться с этим тренером. В контексте НЛП обучения тренер заметит, что участники выполняют упражнения «по-своему», если выполняют вообще. Некоторые продемонстрируют много творчества в изобретении контрпримеров и причин, почему идеи преподавателя неправильны.

Доминирование персонификации преподавателя

Статус человека может проистекать из многих «источников власти». Статус знаменитости, доминирующее поведение и власть вознаграждать или наказывать являются наиболее распространенными источниками. Конечно, то, как преподаватель представлен в социальной панораме студента, прежде всего, зависит от того, что студент считает важным. Так что, даже если преподаватель — суперзвезда или имеет лицензию на убийства, тем не менее, студент — вот кто должен впечатлиться этим для того, чтобы поместить его в доминирующее местоположение в своей социальной панораме.

Когда студент видит образ преподавателя большим, это повышает шанс, что студент идентифицируется с преподавателем. В НЛП-обучении мы видим тренеров, которые вообще репрезентируются доминирующим способом; до тех пор, пока участники чувствуют к ним симпатию, они могут иметь большое влияние как поведенческие модели. В таком случае каждый хочет походить на тренера: носить такую же одежду, водить аналогичный автомобиль, кушать те же продукты питания и даже выполнять упражнения в точности, как и он.

Доминирование, объединенное с отрицательным эмоциональным отношением, побуждает студента сопротивляться идентификации. Для этого студент может вооружиться очень сильным образом себя. Если этот образ себя пересиливает образ преподавателя, студент — в безопасности. Он будет действовать очень уверенно, а для преподавателя это будет «глупым высокомерием». Борьба за власть между студентом и преподавателем будет гарантировать динамические сессии обучения.

Сила собственного опыта студентов

Если студент уверен в себе, то его образ себя будет позитивным, устойчивым и выраженным. В таком случае он не будет автоматически подавлен доминирующими персонификациями преподавателя. Студент может выбирать, с каким поведением он хочет идентифицироваться, а с каким нет. Мы можем ожидать задержку между сохранением поведенческих примеров и моментом идентификации. Такая задержка будет отсутствовать у студентов со слабым образом себя. Если происходит так, что им нравится преподаватель, то они немедленно попадут под его влияние. Они также соберут и неподходящие преподавательские поведенческие паттерны и могут быть весьма догматичными в следовании примерам преподавателя.

Тренеры и преподаватели имеют большое влияние на силу самоуважения своих учеников. И если они сделали их неустойчивыми и неуверенными, то будут иметь больше влияния в качестве образца для подражания, особенно когда они еще и нравятся. Конфронтирующий тренер, который вызывает неуверенность у своих участников, может, конечно, потерять часть их симпатии, что уменьшит тенденцию участников идентифицироваться с ним. Тренер увидит небольшой эффект от своих демонстрационных примеров. Это может спровоцировать его даже на более конфронтирующий стиль, который может еще больше уменьшить идентификацию.

Расстояние до персонификации преподавателя

У нас есть основание полагать, что умственное усилие, которое требуется для того, чтобы идентифицироваться, увеличивается с расстоянием, на котором находится персонификация. Так, если персонификация преподавателя расположена близко, то идентификация легка. Студент будет прыгать в и из персонификации преподавателя короткими скачками. И такая идентификация может произойти у студента на ходу и полностью бессознательно.

Мы уже упоминали тенденцию защитить собственную целостность посредством размещения доминирующих персонификаций на большом расстоянии. Таким же способом студенты с маленьким, отрицательным или разрушенным образом себя могут поместить доминирующих преподавателей на большом расстоянии в своей социальной панораме, чтобы избежать подчинения.

Некоторые харизматичные преподаватели (гуру) репрезентируются очень доминирующими, ими восхищаются, они поддерживают самоуважение своих студентов, но, однако, являются слишком святыми или могущественными, чтобы репрезентироваться вблизи. Когда такой гуру расположен очень далеко, идентификация невозможна. Тем не менее, наблюдение и сохранение поведенческих примеров будет значительным. Также восприятие информации (1-й способ обучения) будет оптимальным. Студенты могут запомнить каждое произнесенное выражение такого гуру. Однако они смогут воспроизвести это знание только в форме цитат: «То, что он сказал, это... И затем он посмотрел так... Он ответил так...» Никогда студент не воспроизведет эту мудрость как собственную. Со временем гуру теряет лицо, сбрасывается со своего пьедестала и может быть сразу забыт.

Харизматичные тренеры, которые находятся слишком далеко, чтобы идентифицироваться с ними, делают очень хороший бизнес. Их студенты никогда полностью не изучат то, что они преподают, из-за недостатка идентификации. Так что им всегда придется вернуться за большим.

Равные по положению/одногруппники в обучении

Тренеры часто недооценивают силу одногруппников в обучении. Это может измениться, когда они конфронтируют с группами, которые демонстрируют свой навык проверки и проявляют систематические отклонения. Когда все студенты делают те же самые ошибки, это часто происходит из-за одногруппников с сильными идентификационными моделями. Влияние «близкого одногруппника» является большим, потому что с ним легко идентифицироваться.

Когда равный по положению представлен как незначащий в чьей-то социальной панораме (маленький и далеко), обучение через идентификацию будет отсутствовать, даже если он прекрасный исполнитель.

Заключение

При помощи различий, которые были приведены в этой статье, НЛП-тренер может понять, почему его демонстрации работают. Взаимодействие между тренером и обучаемым оказывает прогрессирующее влияние на то, как обучаемый располагает тренера в своей социальной панораме. Осознание реляционного эффекта своего воздействия добавит кое-что очень мощное в вашу работу. С одной стороны, становится легко понять, почему конкретный обучаемый не учится через идентификацию, с другой — будет не так и трудно придумать ответную реакцию на это, чтобы улучшить обучение. Мы как тренеры можем спросить себя: «Что я сделал такого, что вызвало контридентификацию? Что я могу сделать, чтобы полностью изменить это?»

Если студент не может идентифицироваться со своим преподавателем, этому может быть много причин, которые студент не в состоянии преодолеть. Среди них культурные, расовые, возрастные, половые, защита статуса. Часто эта сложность работает в двух направлениях: преподаватель также не может идентифицироваться со студентом.

Когда мы считаем, что обучение через идентификацию — это важный и даже самый важный способ обучения, нам необходимо вмешиваться, когда преподаватель и студент не подходят друг другу. Сделайте так, чтобы в любое время студент мог выбрать себе преподавателя!

Если этот выбор не возможен, то это должен быть преподаватель, который должен восполнить этот пробел. Может быть, преподаватель все же находит способ идентифицироваться со своими студентами.

Используйте некоторое время для того, чтобы исследовать вторую позицию восприятия со своими обучаемыми, прежде чем вы начнете, — вот мой совет. Что касается остального — делайте свои собственные выводы!


20 окт 2013, 11:41
Профиль
Команда ресурса
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 май 2011, 12:01
Сообщения: 1877
Спасибо сказано: 974 раз
Спасибо получено: 966 раз
Ответить с цитатой
Сообщение Re: Лукас Деркс о "Я" и идентификации
Что хочу сказать от себя.
Считаю НЛП достаточно спорной техникой, поэтому акцентировать внимание на том, стоит ли вообще им заниматься и его изучать не хочу. А вот описание механизмов идентификации и связанного с ними процесса формирования образа "я" показалось интересным.


20 окт 2013, 11:53
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron


Мы в Контакте Мы в Facebook Мы в Живом Журнале Trans* Коалиция Общественная организация Инсайт


Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Русская поддержка phpBB